• скачать файл

Жизнь и деятельность академика Л. С. Берга

с. 1
Министерство просвещения ПМР

Управление народного образования г. Бендеры

МОУ «Бендерский теоретический лицей»

Тема работы:

Жизнь и деятельность академика Л.С.Берга.

Авторы:

Учащаяся МОУ «Бендерский теоретический лицей»



Юсюмбели Наталья, 11в класс, г. Бендеры, ул. Коммунистическая д. 130, т. 4-20-11

Учащаяся МОУ «Гимназия №3 г. Бендеры им. И.П. Котляревского»



Субботина Дарья, 11а класс, г. Бендеры, ул. Б. Восстания д. 98, т. 6-14-16

Руководители:

Ершов Леонид Алексеевич

Преподаватель спецкурса МОУ «Бендерский теоретический лицей»



Смирнова Ирина Георгиевна

Директор Бендерского историко-краеведческого музея



Дмитриенко Зоя Павловна

Хранитель фондов Бендерского историко-краеведческого музея



Г. Бендеры

2012

Содержание

Введение 3

Цели и задачи исследования 4

Методика работы 4

Результаты работы и их обсуждение 5

Детство и отрочество 5

Лев Берг — гимназист 9

Студент Московского университета 12

Смотритель на Арале 16

Ихтиология география и коллизии личной жизни 19

Дань родному краю 22

На путях большой науки. Ландшафтные зоны 24

Выводы 39

Список литературы 40

Введение

В 1876 году в городе Бендеры на Днестре родился мальчик Лева Берг, которому суждено было стать Президентом Всесоюзного Географического Общества, всемирно известным естествоиспытателем.


Интересно пишет о нем главный из ныне живущих берговедов, один из немногих оставшихся на Земле людей , кто знал живого Берга, проникся его научным и человеческим обаянием, - Игорь Аркадьевич Крупенников. От Крупенникова я возьму лишь перечисление некоторых заслуг Льва Семеновича Берга : " Его именем были названы два ледника на Памире и Джунгарском Алатау, мыс на одном из островов Северной Земли и вулкан на острове Урюп Курильской гряды. Академика Берга знают во всем мире как создателя современной физической географии и землеведа. Он собрал обширные материалы о природе разных регионов, описал ландшафтные зоны СССР и сопредельных стран. Не менее известен он как классик мировой ихтиологии, создавший “систему рыб и рыбообразных, ныне живущих и ископаемых.” В 1951 году его сочинение “ Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран” было удостоено Сталинской премии первой степени."[5]

Цель работы:

Приобщение подрастающего поколения Приднестровья к гражданским и патриотическим ценностям, их духовное развитие через активизацию научно-исследовательской деятельности учащихся по изучению героического прошлого наших выдающихся земляков.

  Задачи:



1. Исследование биографии Л.С. Берга.

2. Изучение научного наследия академика Л.С. Берга.  

3. Работа по привлечению широкой общественности к изучению героической биографии и научного наследия академика Л. С. Берга путем размещения наших данных на сайте им. Л.С. Берга.

Методика работы

Основой нашего исследования послужило прочтение и анализ литературных и интернет-источников историко-биографической направленности , как самого академика Л.С. Берга, так и его сподвижников и учеников. Был изучен биографический труд И.А. Крупеникова «Л.С. Берг страницы жизни и творчества» изданный в 1976 году. Многочисленные материалы самого Л.С. Берга, размещенные под рубрикой «Уголок Берга» на сайте международной ассоциации хранителей реки Днестр Эко-Тирас(www.eco-tiras.com). Особое внимание было уделено таким работам как: «Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран», Ленинград ,1948 год; Бессарабия Страна- люди- хозяйство, Петроград, 1918 год. Интересный и уникальный биографический материал был предоставлен внучкой Л.С. Берга – Лизой Берг(Кирпичниковой), проживающей ныне в Париже, но поддерживающей с нами связь. Были использованы материалы сборников научных статей, вышедших по следам конференций, посвященных 125-летию, 130-летию, 135-летию со дня рождения Л.С. Берга, проводимых в нашем городе соответственно в 2001, 2006, 2011 годах.

Часть фотографий, использованных в нашей работе поистине уникальны, мы смогли их найти в архивах нашего Бендерского историко-краеведческого музея, помогли в выполнении работы и другие экспонаты музея – личные вещи, стенды…

Результаты работы и их обсуждение

Детство и отрочество

В семидесятых годах прошлого столетия Бендеры были небольшим уездным городом Бессарабской губернии. Жизнь здесь текла спокойно и размеренно. Но уже в эти времена чувствовался пульс новой экономической эпохи, наступившей после реформ шестидесятых годов. Город становится крупным по тем временам промышленным центром, железнодорожным узлом и речным портом на Днестре. Совсем недавно здесь открылись мужское реальное училище и женская гимназия.

На тихой Павловской (ныне Московской) улице стоял сохранившийся и сейчас небольшой дом нотариуса Семена Берга. Он и его жена были родом из Одессы, чем немало гордились, вели довольно замкнутую жизнь, дружили только с городским аптекарем. Нотариус, по воспоминаниям знавших его лиц, имел представительную внешность, в обращении был сух и даже суров. Клиентурой он располагал солидной и обширной. К нему приезжали даже из соседней Херсонской губернии люди, нуждавшиеся в юридической помощи. Как человек с положением и достатком, С. Берг числился одним из старост синагоги, правда, особой набожностью он не отличался.

У Бергов было три дочери, 14 (по старому стилю 2) марта 1876 года у них родился сын Лев. [5]

Сохранившийся поныне домик Бергов в Бендерах



Берг Симон с сыном Львом-гимназистом, 1888 год

В августе 1885 года, сдав экзамены, Лев Берг, сын одесского мещанина, обучавшийся прежде дома, «был зачислен по приемному списку № 23 в приготовительный класс второй Кишиневской гимназии»



Лев Берг — гимназист

Неинтересных предметов для Льва не существовало, но были особенно любимые. С самых ранних лет мальчику нравилась красота и звучность русского языка, перед русской литературой он преклонялся. Рано проявилась одна из особенностей Льва, сильно помогавшая ему всю жизнь: он обладал феноменальной памятью. Собственно, это было два вида памяти — механическая и творческая. Первая позволяла ему почти без видимых усилий усваивать и даже нередко дословно запоминать то, что он один раз прочел или услышал. Учась в университете, он говорил А. С. Баркову: «Я не могу забыть того, что читаю».

По всем предметам учился ровно: по языкам на круглые пятерки, по математике и географии бывали четверки. После окончания каждой четверти учеников подразделяли «на разряды» и определяли место каждого по успеваемости. До третьего класса Лев шел на втором—третьем месте (мешали четверки по арифметике и алгебре), но в последней четверти вышел на первое место и был переведен в четвертый класс «с наградой второй степени». После этого Лев до окончания курса неизменно идет первым учеником. На летние каникулы мальчик уезжал в Бендеры. Здесь он познавал живую историю и географию родного края, учился любить его.

Увлечение ихтиологией нарастало с постоянной силой. На Бендерском базаре в те времена существовали хорошие рыбные ряды. Торговали здесь жены рыбаков. Они знали: если попалась редкая или какая- нибудь особенная рыба, то ее надо нести на Павловскую в дом нотариусу, но отдавать не кухарке, а сыну хозяина: можно выручить хорошие деньги (конечно, если это случалось во время каникул). Лев потрошил этих рыб, препарировал и как-то по-своему определял и описывал.

Все экзамены Л. Берг сдает блестяще, на круглые пятерки, и оканчивает гимназию первым учеником с золотой медалью. Казалось бы, все пути открыты. Но есть одно по тем временам немалое препятствие, и Лев решается на шаг, который, несомненно, был для него нелегким. Он принимает христианскую веру, а следовательно, свободно может ехать в Петербург или Москву, на него уже не распространяются «процентная норма» и ряд других ограничений. После этого события старый Берг пришел в синагогу и снял с себя как недостойный обязанности старосты. Правда, он заявил, что сына не проклинает, и дал согласие на его крещение.[5]

1894г.


Студент Московского университета

С блестящим аттестатом, золотой медалью, свободный от необходимости соблюдать правила «черты оседлости» в августе 1894 года он едет поступать в Московский университет, славившийся сильной географической школой, и в зоологическом музее которого можно по-настоящему заняться изучением рыб.

Л. С. Берг был зачислен на физико-математический факультет, который делился тогда на два отделения — математическое и естественное. Не без трепета входил он в университет, в котором учились лучшие люди России — многие декабристы, А. И. Герцен, В. Г. Белинский, Н. П. Огарев, М. Ю. Лермонтов и А. С. Грибоедов .

Л. С. Берг — студент Московского университета

Ихтиология — первая любовь Берга, Но у нее была соперница — география. Интерес к географии возник еще в гимназии, правда, в университете затих на некоторое время, так как преподавание географии начиналось только на третьем курсе. Читал ее Дмитрий Николаевич Анучин — выдающийся русский ученый энциклопедического склада — географ, антрополог, этнограф, археолог.

О нем лучше всего сказать словами самого Л. С. Берга: «Ум Анучина был всеобъемлющего типа — его интересовало решительно все: и естествознание в самом широком смысле слова, и гуманитарные науки, и литература, и общественная жизнь. Анучин умел использовать свое время, как редко кто среди русских ученых: он успевал и читать лекции в университете, и председательствовать в научных обществах, и вести энергичную научную работу в лаборатории и кабинете, и читать доклады и сообщения... И все это делалось не наскоро, не наспех, а с чрезвычайной добросовестностью, как и полагается ученому... Это был живой, добрый, приветливый и доступный человек. В нем не было и следа высокомерия и чванства, он никогда не был «генералом от науки».

«... Анучин был чужд зависти. Он с радостью выдвигал молодых ученых, если только видел в них проблески таланта».

Не удивительно, а вполне закономерно, что такой человек покорил юного Берга. Его дальнейшая жизнь и научная деятельность свидетельствуют о том, что Д. Н. Анучин был для него образцом подражания.

Крупный чиновник С. Ю. Раунер, управляющий государственными имуществами в Туркестане, прослышав о способностях Л. С. Берга, предложил ему должность смотрителя рыбных промыслов на Аральском море. 23-летний Берг, очень скромный, мягкий, деликатный с людьми, энергично берется за наведение порядков в рыболовстве, борется с хищническими приемами лова, с другими нарушениями.[5]



Л. С. Берг — смотритель рыбных промыслов на Аральском море

Смотритель на Арале

За три летних сезона удалось сделать очень много. Рыбачья лодка «Орион» с молодым ученым на борту избороздили в разных направлениях «Синее море». Берг тщательно описал его берега, многочисленные острова; самый большой из них — Николай и наиболее интересный — «Барсакельмес» (буквальный перевод с казахского «пойдешь, не вернешься»), сложенный гипсоносными глинами и мергелями, с «горой Чайка» (высота 133 м) в центральной части. Стержень работы составляли гидрологические станции — за три года их оказалось 65 — точки, в которых определялись глубина (с помощью лота), удельный вес, температура, цвет и прозрачность воды, отбирались образцы для последующего изучения ее химического состава и планктона.



Карта маршрутов Л. С. Берга по Аральскому морю; маршруты:

1 — 1899 г., 2 — 1900 г., 3 — 1901 г., 4 — 1902 г.

Конечно, коллекционировались и рыбы. На берегах и островах собирались и препарировались растения и животные. Коллекция образцов горных пород и минералов оказалась очень интересной: в некоторых местах, посещенных Л. С. Бергом, еще не ступала нога геолога. Ученый не накапливал образцы, а сразу же отправлял их в Москву для определения специалистами. Длинными вечерами при керосиновой лампе он много читает, продолжает учиться. В письмах П. Г. Игнатову из Казалинска попадаются такие строки: «Получил следующие книги: Hann. Handbuch der Klimatologie, 189731; Хвольсон, краткий (!) курс физики, вышло уже три тома по 2 р. 50 к., еще не кончено, — великолепная вещь, рекомендую Вам, 1900 г. — последнее слово науки; а нам без физики некуда деваться, а я стал ее немного забывать, теперь освежаю». И в другом письме: «Принялся за ознакомление с высшей математикой (по Лоренцу. Элементы высшей математики). Убедился в том, что вся наша география, геология и прочее в сравнении с высшей математикой гроша медного не стоят. Впрочем, я пока ознакомился лишь с самыми верхушками. Я хочу пройти лишь то, что необходимо для понимания физики».

22 декабря 1900 года Совет общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, президентом которого был Д. Н. Анучин, решил «присудить Льву Семеновичу Бергу за выполненное им исследование Аральского моря и за доставление зоологических, геологических и минералогических, имеющих большую ценность коллекций... золотую медаль». В 1908 году выходит в свет его крупнейшая монография «Аральское море. Опыт физико-географической монографии».

1909 г за книгу Аральское море золотая

В 1905 году выходит его первая большая (280 страниц) монография «Рыбы Туркестана». Печатается она в Петербурге за счет Туркестанского отдела Географического общества. Эта первая капитальная сводка по ихтиофауне огромного края, ценнейшая работа, нужная многим специалистам. Ее внимательно просматривает академик В. В. Заленский и в результате приглашает Л. С. Берга переехать в Петербург на должность смотрителя Зоологического музея Академии наук.[5]

Доктор географии

В Петербурге Л. С. Берг наводит порядок в ихтиологическом отделе музея, определяет многочисленные коллекции, привезенные из разных частей страны. В «Известиях Академии наук» печатает описание некоторых рыб Кавказа, бассейна Амура, Кореи, обзор миног России. Он честно зарабатывает свой хлеб, и руководство музея высоко ценит его. В 1908 году выходит в свет его крупнейшая монография «Аральское море. Опыт физико-географической монографии».

Эту книгу Л. С. Берг представил в Московский университет как магистерскую диссертацию (соответствует примерно теперешней кандидатской). «Работа замечательная, заслуживает докторской степени», — так сказал Д. Н. Анучин (по воспоминаниям А. С. Баркова). Но для того чтобы ее получить, минуя магистерскую, требовались отзывы выдающихся ученых. И такие отзывы в письменной форме дали

П. Павлов, В. И. Вернадский, М. А. Мензбир и Г. А. Кожевников. Все они оказались единодушны в своей оценке, хотя степень доктора не магистру присуждалась тогда только в исключительных случаях.

«Диспут» Л. С. Берга состоялся 4 марта 1909 года. «Большая аудитория, — пишет А. С. Барков, — была переполнена. За столом перед кафедрой сидели профессора физико-математического факультета». Официальными оппонентами были Д. Н. Анучин и Э. Е. Лейст. Кроме них выступил Г. А. Кожевников и известный востоковед, знаток истории Средней Азии, В. Бартольд. После окончания диспута декан опросил членов Совета (тайного голосования тогда не было) и «объявил о присуждении Л. С. Бергу ученой степени доктора географии». Аудитория реагировала на это «бурными аплодисментами».

Ихтиология, география и коллизии личной жизни.

. В 1910 году, 34 лет от роду, он женился на Кларе Львовне Котловкер. От первого брака она имела двух детей. В семье Бергов родились дочь Раиса и сын Семен. Однако брак не принес Льву Семеновичу счастья. Жена не понимала и не принимала его научных увлечений. У нее был вздорный характер, а порою она становилась совсем несносной. Напряженная работа в музее как-то отвлекала Берга, но вечерами дома происходили бурные объяснения, к которым он не был склонен. Правда, особой уступчивостью и желанием пойти на компромисс он тоже не отличался.

Ниже – на фотографии: строгая няня Бергов - Маслова Мария Филипповна с детьми Симоном (справа) и шестимесячной Раей – октябрь 1913 г.

В 1913 году Берг с радостью принимает предложение Географического общества поехать на короткое время в Тироль для изучения альпийских ледников. Он мог сравнить их с ледниками Туркестанского хребта, да и ознакомление с другими районами Австрии, с ее нарядной столицей Веной представляло немалый интерес.

После возвращения Л. С. Берга из-за границы домашняя обстановка так накалилась, что супруги приняли решение расстаться. Клара Львовна уехала, забрав детей от первого брака, а Раису и Семена оставила отцу. Долгое время он их воспитывал лишь с помощью няни. Другого выхода у него не было. Мать его скончалась, сестры вышли замуж и жили далеко, на юге страны.

Со своими детьми Раисой и Симоном

Достойно удивления, что все эти, как теперь говорят, «стрессовые ситуации» не снижали колоссальной работоспособности Л. С. Берга. Напротив, эти годы отмечены появлением многих новых его трудов. Выходят из печати сравнительно небольшие статьи о рыбах Кавказа, бассейнов Камы и Кубани. По-прежнему идет интенсивная работа по определению коллекций рыб, собранных разными натуралистами в далеких краях и доставленных в Петербург в фонды Зоологического музея. В 1912 году выходит первый берговский обзор рыб России и сопредельных стран; это солидный том, объемом более 300 страниц. Продолжение этого обзора, примерно такого же объема, появляется в 1914 году. Работа над рыбами Байкала натолкнула ученого на решение общих биологических загадок этого уникального озера; он публикует интересную статью «Фауна Байкала и ее происхождение».

Однако Л. С. Берга все больше и больше привлекают широкие географические вопросы. Показателем известности, которой пользовался Л. С. Берг, может служить такой факт. В 1913 году в серии «Россия. Полное географическое описание нашего отечества», издававшейся П. П. Семеновым-Тян- Шанским, выходит 19-й том «Туркестанский край», в котором цитируются берговские «Аральское море», «Озеро Иссык-Куль», «Формы русских пустынь» и еще 11 работ. Имя ученого упоминается на шестнадцати страницах книги, помещено много сделанных им фотографий.

Конечно, у Л. С. Берга существовало немало предшественников в вопросе о разделении страны на «природные полосы», или зоны. Еще в конце XVIII века об этом говорил географ С. И. Плещеев, позднее, уже в XIX веке, ботаник А. П. Бекетов, В. В. Докучаев и многие другие. Но Л. С. Берг распространил эту концепцию на территорию всей страны, дал картографическое изображение зон. [5]

Дань родному краю

Первая печатная работа Л. С. Берга, посвященная ихтиофауне рек Молдавии, вышла в 1897 году. В следующем году молодой ученый выступает в Зоологическом музее Московского университета с докладом «О коллекции рыб из Бессарабии», краткое содержание которого публикуется в «Дневнике» музея. Эти материалы повторились в том или ином виде в последующих его трудах, например в книге «Рыбы пресных вод Российской империи». В небольшой ранней статье он касался важного для экономики Бессарабской губернии вопроса о выкармливании шелковичных червей.

«...Бессарабия пережила ряд трагических событий, завершившихся в апреле 1918 года «добровольным » присоединением этого края к Румынии..! Мы считаем ничтожным постановление какого-то никому неведомого «Сфатул цэрий, действовавшего к тому же под угрозой румынских жандармов и пулеметов... Румыния произвела хищнический захват областей, на которые она не имеет никакого права, ни этнографического, ни политического ».

Л. С. Берг предстает перед нами как патриот Советской родины в самый ранний период ее существования.

Книга Л. С. Берга (в ней 250 страниц) делится на семь глав, в которых последовательно рассматриваются географическое положение края, его природа, история, население, «землевладение», сельское хозяйство и «обрабатывающая промышленность», пути сообщения, главнейшие населенные пункты.

О климате Молдавии говорится, что он отличается обилием солнца и тепла и мягкой зимой. В связи с этим Л. С. Берг вспоминает пушкинские строки, посвященные климатическим особенностям нашего края: «Пушкин, перенесенный сюда с берегов Невы, великолепно выразил это в своем бессмертном стихотворении «К Овидию», написанном в 1821 году в Кишиневе:



«Здесь долго светится небесная лазурь;

Здесь кратко царствует жестокость зимних бурь»,

Собственно географический очерк дополняется историческим, написанным живо и колоритно. Очень увлекательно, хотя и не всегда верно, автор говорит о разных народах, населяющих край, использует этнографические материалы Н. В. Бутовича и данные официальных переписей населения. Очень интересны фотографии и рисунки костюмов молдаван, украинцев, болгар, гагаузов. Из книги Арбузова «Ковры Бессарабии» воспроизведены молдавский чистошерстяной ковер (город Сороки) и ковер, изготовленный в селе Клишковцы Хотинского уезда.[5;1]



На путях большой науки. Ландшафтные зоны

По-прежнему ученый много пишет. В 1922 году появилось первое издание его книги «Климат и жизнь», в которой говорилось о происхождении лёсса, о климатах геологического прошлого, о том, как их изменения влияли на географическое распределение организмов, создали так называемую биполярность. Под этим понималось распределение одних и тех же животных (например, тюленей, некоторых видов китов и рыб) в полярных широтах как северного, так и южного полушария с огромным «разрывом» в умеренных и тропических широтах.

О личной жизни Л. С. Берга этого периода известно очень немногое. Вероятно, ему приходилось нелегко, особенно в годы голода и разрухи. Нужно было кормить и растить детей. Сам же он отличался большой выносливостью и удивительной нетребовательностью в вопросах быта. В 1922 году 46-летний ученый повстречался с Марией Михайловной Ивановой. Она была на 11 лет моложе его, окончила Бестужевские курсы, занималась биологией и интересовалась преимущественно рыбами. Вероятно, это послужило первоначальной причиной знакомства двух ихтиологов. Вскоре они поженились и стали жить общим домом.

М. М. Иванова-Берг. 1923 год

В своем кабинете Проспект Маклина 2 кв.2

Мария Михайловна (она приняла двойную фамилию Иванова-Берг) происходила из «морской» семьи. Отец ее, капитан первого ранга, — из дворян; мать — урожденная Лаптева, по предположениям, ее предками являлись знаменитые полярные исследователи XVIII века Дмитрий и Харитон Лаптевы, именем которых названо одно из окраинных морей Северного Ледовитого океана. И. Ф. Правдин, нередко бывавший в доме Бергов, говорил, что «Лев Семенович имел всегда поддержку от подруги жизни, которая была заботливым другом и хорошим помощником в его научных работах, разделяя с ним и трудности». [5]

Кроме географии, гидрологии и ихтиологии ученый, видимо, еще начиная с 1912—1914 годов интересовался самыми глубокими, самыми жгучими проблемами биологии — происхождением и эволюцией жизни, скрытыми пружинами этой эволюции. Несомненно, многолетние личные исследования по систематике рыб, их эмбриологии толкнули ученого на это.

В 1922 году почти одновременно появляются три его книги: две небольшие — «Борьба за существование и взаимная помощь», «Теория эволюции» и одна очень основательная по объему — «Номогенез, или Эволюция на основе закономерностей».

Ученый считал, что эволюция организмов — как растений, так и животных — идет под влиянием «автономических», или внутренних, причин (они главенствуют) и «хорономических», или внешних, имеющих второстепенное значение.

Попутно Л. С. Берг высказался за принцип полифилии, т. е. возникновения ныне живущих организмов от нескольких предков, в противоположность дарвинизму, который стоит на позициях монофилии (организмы имеют одного общего предка).

«Номогенез» вызвал резкий отпор со стороны ряда ученых.

Л. С. Берга обвиняют в идеализме, в том, что он стоит на «телеологических» позициях. Сейчас, когда открыты «генетический код», дезоксирибонуклеиновые кислоты, когда слова «менделизм» и «морганизм» не являются бранными, дискуссия на тему эволюции могла бы носить более деловой и более корректный характер. Но тогда страсти разбушевались. Они усиливаются в 1926 году, когда «Номогенез» был издан в Лондоне на английском языке. Л. С. Бергу и позже вспоминали его идеалистические грехи. Отказался ли он от теории номогенеза или просто смирился — неизвестно. Во всяком случае публично или печатно он не каялся, но к вопросам эволюции в широком плане не обращался. Правда, в 1936 году появляется его статья «Чарлз Дарвин как зоолог», в которой очень рельефно показана фигура великого натуралиста.[5]

Уместно привести воспоминания профессора Н. Н. Розова — известного почвоведа-докучаевца. В конце 20-х годов он стал студентом-географом в Ленинградском университете, кое-что слышал о Л. С. Берге, о его «чудачествах». Одним из них считалось вегетарианство (Берг недавно стал его сторонником), другим — любовь к животным. «Однажды в студеную зимнюю пору» Н. Н. Розов шел по одной из линий Васильевского острова, а издали, навстречу ему, шагал глава университетской географии. Они приближались, и вдруг между ними оказалась подвода, которую с трудом волочила заморенная лошаденка. Возница нахлестывал ее безжалостно, а тем временем сани зацепились за ледяной выступ на мостовой и лошадь не могла тронуться с места. Профессор остановился: он страдал от жалости, но не мог «обуздать» хозяина лошади. Н. Н. Розов все это видел, он подбежал к саням, приподнял их и сильно отругал возчика. Тот немедленно прекратил экзекуцию, и лошадь спокойно пошла вперед. И вот что случилось: несмотря на изрядный холод, Лев Семенович снял шапку и поклонился студенту в пояс.

Со студентами Ленинградского Университета

Л. С. Берг дает и научное определение ландшафта: это такая совокупность «предметов и явлений», в которой «особенности рельефа, климата, вод, почвенного и растительного покрова и животного мира, а также деятельности человека сливаются в единое гармоническое целое, типически повторяющееся на протяжении известной зоны земли».

Так у Л. С. Берга «стыкуются» понятия «ландшафт» и «зона». Рассмотрением этого начинается первая часть его книги «Ландшафтно-географические зоны СССР», вышедшая в 1931 году. После теоретического введения идет обстоятельное и глубокое описание тундровой и лесной зон с подразделением последней на подзоны тайги и смешанных лесов. Последняя глава первой части посвящена смешанным лесам Дальнего Востока.

Книга нарасхват. В 1937 году повторный тираж. Но его опять не хватило: в 1938 году потребовалось еще одно переиздание. Книгу переводят на французский и английский языки и издают в Париже (1941) и Нью-Йорке (1950).

Свои «Зоны» ученый не считал вузовским учебником. Заботясь о студентах и стремясь дать цельное физико-географическое описание всего нашего отечества, он пишет еще одну книгу «Природа СССР». Она впервые вышла в 1937 году и была официально утверждена как учебник для географических факультетов университетов и педагогических высших учебных заведений. Перед мысленным взором читателя в стройном порядке проходят равнинные или горизонтальные зоны, начиная с тундры и кончая пустыней, а потом и все горные страны, включая Камчатку, Сахалин и горы советской Арктики. [5]

Вкладывая много сил в учение о зонах, он не мог ущемлять и свои интересы в области ихтиологии. Более того, работ о рыбах даже больше, чем собственно географических.

Выходят отдельными частями повторные издания книги «Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран». В 1932 году в немецком зоогеографическом журнале Л. С. Берг печатает стостраничный «Обзор распространения пресноводных рыб Европы».

Все труды ученого венчает объемистая монография «Система рыбообразных и рыб, ныне живущих и ископаемых». Это была новая система, построенная по новым принципам, которая дает обширную картину «рыбьего царства», она доведена до семейств и подсемейств включительно.

По словам И. Ф. Правдина, появление этой книги было «самым замечательным событием в области систематики рыб... описания классов, отрядов, подотрядов и нередко семейств даны в поразительно точных и лаконичных диагнозах... Такой полной и наиболее естественной системы рыб пока никто еще не дал».

В 1940 году у Л. С. Берга появилась новая, весьма почетная и вместе с тем трудная обязанность — его избирают президентом Всесоюзного географического общества.

Здание Географического общества в Демидовом переулке

22 июня 1941 года на Ленинград были сброшены первые фашистские бомбы. Л. С. Берг продолжал исправно ходить в Университет и Зоологический институт и не думал об отъезде. Но 14 июля 1941 года, по решению вышестоящих организаций, из Ленинграда и Москвы в Казахстан эвакуируется группа ученых преклонного возраста. Лев Семенович и Мария Михайловна отправились в Боровое Кокчетавской области. Еще раньше с группой детей из Ленинграда вывезли их девятилетнего внука Митю Квасова, который с пятимесячного возраста постоянно жил в семье деда. Скоро и Митя очутился в Боровом.

Вместе с Бергами здесь жили с семьями академики Г. М. Кржижановский, В. И. Вернадский, А. Н. Бах, А. А. Борисяк, Н. Д. Зелинский, Н. Ф. Гамалея, В. Н. Сукачев, А. Е. Фаворский, И. И. Шмальгаузен, С. А. Зернов и др. «Это было,— пишет Р. Л. Золотницкая, — неповторимое созвездие русских ученых. Несмотря на многочисленные трудности жизни в эвакуации, здесь представилась редкая возможность теснейших научных контактов и духовного сближения, что сыграло весьма положительную роль в развитии советской науки.

Л. С. Берг с внуком Димой

В 1946 году на очередных выборах в Академию наук СССР Л. С. Берг становится ее действительным членом — академиком. И по географии, и по зоологии уровень научной значимости Льва Семеновича давно отвечал этому высокому званию.

Число трудов Л. С. Берга по истории географии очень велико. Их можно условно разделить на три группы. Первая — небольшие заметки, освещающие отдельные факты из истории науки; они чаще всего печатались в журнале «Природа». Гораздо важнее очерки, посвященные крупным ученым, так называемые персоналии. Например: «А. И. Бутаков — исследователь Аральского моря», «Путешествия С. П. Крашенинникова по Камчатке», «А. И. Воейков», «В. В. Докучаев и учение о географических зонах», «Значение трудов В. И. Вернадского для географии», «Дмитрий Николаевич Анучин», «Н. М. Пржевальский как путешественник», «П. П. Семенов-Тян-Шанский как географ» и др. В этих работах использовались литература, архивные материалы, свои личные воспоминания о том или ином ученом.

Третью группу историко-научных трудов Л. С. Берга составляют монографические описания отдельных проблем, которые имели важное научно-практическое значение и, как правило, решались коллективно. Сюда относятся уже упоминавшиеся книги «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга» и «Всесоюзное географическое общество за 100 лет», а также «Ранние географические исследования в России», «Открытия русских в Тихом океане», «Русские открытия в Антарктике», «Ломоносов и первое русское плавание для изыскания северо-восточного прохода», «Открытие русскими северо-западной Америки», «История исследования Туркмении», «О географических исследованиях в Академии наук СССР», «Географические открытия в советское время».

Л. С. Берг доказал, что Антарктида была открыта русскими моряками М. П. Лазаревым и Ф. Ф. Беллинсгаузеном, которые в 1819—1821 годах на шлюпах «Восток» и «Мирный» совершили большое плавание в высоких южных широтах, открыли там ряд новых островов и 5 февраля 1820 года «находились вплотную у берега антарктического материка". Считая вопрос об Антарктиде исключительно важным в общественно-политическом смысле, ученый выступает на эту тему на страницах газет «Известия», «Труд», «Комсомольская правда», «На страже родины».

Во время одного из приездов Л. С. Берга в Москву состоялась его встреча-беседа со студентами-географами столичного университета. Вот что он говорил:

«Распорядок дня у меня такой: днем я работаю в Зоологическом институте Академии наук СССР, где занимаюсь рыбами, а вечера у себя дома посвящаю географии. Рядом с моим рабочим столом стоит ряд папок, в которые я вношу свои соображения, а так же те или другие интересные данные из прочитанной литературы. Когда начинаю заниматься какой-либо темой, то обращаюсь за материалами к соответствующей папке. Делать такие выписки очень полезно, но нужно себя к этому приучить. Когда прочтешь какую-либо статью, то, чтобы сделать из нее извлечение или выписку, нужно проявить известную силу воли. Как только вы прочитали статью, нужно сейчас же сделать выписку и вложить в соответствующую папку. Если вы это отложите до завтра, то все пропало».

В домашней библиотеке

Как и многим великим людям, Бергу были свойственны маленькие слабости. Так, например, у него в кабинете висел портрет — изображение кота по кличке Карп, любимца Льва Семеновича. Любовь была взаимной. Кот страшно ревновал своего хозяина ко всем: тех посетителей, которым он уделял много внимания, кот кусал и царапал.[5]

Кот Прошка

Берг очень любил детей. В семейных альбомах множество его снимков с внуком Митей на коленях. Много и таких: летом, на даче в Комарове, ученый, окруженный малышами, что-то им рассказывает. Может быть, о рыбах? А может быть, о географии? Посещали его в Ленинграде пионеры из Бендер, им хотелось познакомиться со своим земляком. К новому

1949 году он шлет приветствие всей молдавской детворе:

«Шлю землякам, молдавским пионерам и школьникам, сердечный привет, наилучшие пожелания к Новому году. Сейчас в Академии четыре академика из Молдавии. Уверен, что вы, со временем, увеличите это число.

Город Ленинград. Академик Л. Берг»

В последние годы жизни ученого его деятельность не ослабевает. В 1948 и 1949 годах по частям выходит исправленное и дополненное четвертое издание книги «Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран». За эту работу посмертно в 1951 году Л. С. Берг был удостоен Государственной премии СССР первой степени.[5;2]

Л. С. Берг в своей домашней библиотеке

В мае 1949 года был сдан в печать второй том сочинения о географических зонах СССР, в который вошло описание степной, полупустынной и пустынной зон, а также горных областей. В предисловии автор, ссылаясь на авторитет В. В. Докучаева, писал, что «сельское хозяйство должно быть строго зональным, что в каждой из зон необходимо применять свои агрономические «приемы» ".

Эта книга оказалась лебединой песней Льва Семеновича, ему не суждено было увидеть ее издание. В октябре 1950 года он тяжело заболел и был помещен в Свердловскую больницу. Очень бодрился, хотя у него нашли много различных болезней. В больнице он написал тезисы доклада «Об изменениях климата в послеледниковое время», отвечал на письма, спокойно беседовал с Марией Михайловной и внуком. В воскресенье 24 декабря 1950 года неожиданно наступила смерть. «Похороны всеми любимого Льва Семеновича, — рассказывает И. Ф. Правдин, — проходили при огромном стечении его почитателей: академиков, профессоров, студентов, школьников, служащих и рабочих. Тысячи людей прощались с учителем, другом, товарищем и редкостной души человеком — Львом Семеновичем Бергом».

Какому Богу поклонялись люди подобные Бергу, пытавшиеся столь глубоко осознать происходящее вокруг нас? Существует глубокое заблуждение, основанное на непонимании всего хода истории, о противостоянии религии и науки. Закончу словами русского религиозного философа Василия Васильевича Розанова: “Как можем мы отрицать, что в бессмертной мысли человека, стремящейся обнять собой мироздание, проникнуть все глубины его, проявляется то же самое дыхание Божества, которое сказывается в нас, когда в минуты горя или безнадежности мы обращаемся к молитве? Стремиться подавить в себе эту мысль, думать, что ее пытливость может быть неугодна Богу,- это значит отвращаться от Божества, в своей бессмертной душе убивать Его дыхание.”[4]


Памятник Л. С. Бергу на Волковом кладбище

Выводы:

1.Была проведена работа историко-биографической направленности о жизни и деятельности академика Льва Семеновича Берга –ученого с мировым именем, уроженца нашего города Бендеры. Изучены многие литературные и интернет-источники о жизни и научной деятельности Берга.

.2. Мы приняли участие в работе международной конференции при биостанции МОУ «Бендерский теоретический лицей», посвященной жизни и деятельности Л.С. Берга. 20 октября 2012 года выступили с докладом перед учеными Приднестровья и сопредельных государств. Материалы нашего доклада о жизни и деятельности Л.С. Берга размещены на сайте им. академика Л.С. Берга www.berg.bendery.md

3.Мы считаем, что наше исследование способствует приобщению подрастающего поколения Приднестровья к гражданским и патриотическим ценностям, их духовному развитию.

4. Таким образом, мы считаем, что цель нашей работы достигнута и послужит примером для активизации научно-исследовательской деятельности учащихся по изучению героического прошлого наших выдающихся земляков.

Литература и интернет- источники:

1.Берг Л.С. Бессарабия Страна – люди – хозяйство: «Огни», Петроград, 1918 год.

2. Берг Л.С. Рыбы пресных вод СССР и сопредельных стран. Изд. Академии наук СССР. Ленинград 1948 год

3. Берг Л.С. Природа СССР. Изд. 2-е. Москва, 1938 год.

4.Ершов Л.А. Ему был чужд догматизм. www.berg.bendery.md? 2006г.

5. Крупеников И.А. Л.С. Берг страницы жизни и творчества, издано в 1976 году .

6.Кирпичникова Е. Моя бабушка : семейная тайна, www.berg.bendery.md , 2011.

7.Acad. Leo Berg corner www.eco-tiras.com




с. 1