• скачать файл

Неудачник с добрыми глазами и парочка мелких неприятностей

с. 1
Неудачник с добрыми глазами и парочка мелких неприятностей.
Каково быть человеком, который не оправдал ни чьих надежд? Даже своих собственных.

У тебя врожденный талант.

Ты мой сын, ты не можешь быть слабым.

Надежда нашего дома. Самый одаренный из всех, кто рождался за последние три сотни лет.

У мальчика великое будущее.

Все чего-то от тебя ждут. Все надеются. Не спускают глаз, ожидая великих свершений. И ты в какой-то момент осознаешь, что не в твоих силах соответствовать этим ожиданиям. Ты не сможешь нести эту ношу. Ты их разочаруешь. Ты слаб. Больше всего на свете тебе хочется сбежать и никогда больше не чувствовать этого давления со всех сторон. На самом деле ты даже не знаешь, чего тебе самому хочется. Человек не способный воплотить в реальность свои желания, достоин жалости. Человек не способный понять, чего же он так желает, не достоин и этого. Тебе ничего не хочется. Лишь бы тебя оставили в покое и перестали ждать. Однажды ты это понял и сбежал. От всех. И от себя в том числе.

Тиаш Даено из дома Черного Пламени слабак, трус, ничтожная личность, алкаш и просто придурок. Однажды родственники это поймут и перестанут уговаривать вернуться домой. А пока можно прятаться за этой маской. Маской тупого громилы, бездельника из Нижнего Города, вечно пьяного, шумного, лезущего в драки и не знающего, чем бы еще заняться. Большего ты все равно не достоин.

Нашелся бы кто-то достаточно сильный и убил.

Позволять себя убивать тому, кто еще слабее, чем он, Тиаш не собирался. Больно много чести. Доблестные предки дружно встретят в мире мертвых и наверняка проклянут. Так что придется ждать достойного противника, как бы странно для самого Тиаша это не звучало.

— Нет, — твердо сказал Тошиминэ, качнувшись на стуле и одарив Ленока таким взглядом, что он должен был вспыхнуть и мгновенно сгореть. Жалко лед гореть не умеет. А некоторые его представители даже таять.

Хаски кивнул, готовый поддерживать это решение командира руками и ногами. Правда, это вряд ли поможет. Если Ленок решил кому-то испортить жизнь, он своего добьется. Иначе ему яд девать будет некуда, изливать его на собственных подчиненных он себе, почему-то, не позволяет.

Близнецы стояли в сторонке и изображали святую невинность. Кто из них девочка, кто мальчик понять было сложно, точнее совершенно невозможно. Они как-то умудрялись скрывать свою половую принадлежность. С виду абсолютно одинаковые. Парочка тощеньких, неряшливых подростков подобранных добрым дядей на ближайшей помойке. С ходу и не скажешь что эта парочка истинные гении. Правда большую часть своей гениальности они употребляли на порчу чужого имущества, хулиганские выходки и кражу разнообразных флагов. Хобби у них такое.

— Хаски заняться все равно нечем, пускай воспитывает, — добродушно предложил Ленок, улыбнувшись Хаски, как новообретенному родственнику. То есть, как незнакомому типу, которому придется долго доказывать, что родственные связи там вообще есть.

— Ему есть чем заняться, — уверенно возразил Тошиминэ.

Хаски стал лихорадочно придумывать неотложные занятия. В голову ничего достойного не приходило, так, всякая мелочь, с которой Тэйтэ справится быстрее, чем первый помощник о ней вспомнит. Может собрать всех бойцов и провести несколько внеплановых тренировок? Или лучше сразу пойти в горы и надежно там затеряться, на пару дней, а лучше месяцев?

Близнецы переглянулись и стали изображать послушных детей с ласковыми улыбками. Их хотелось придушить и закопать от греха подальше в саду под яблоней.

— В школе им давно делать нечего. Они от безделья дурью маются… — продолжил уговоры добрый дядюшка.

— Дурью они маются от большого ума и желания довести до бешенства всех окружающих. Я не собираюсь расплачиваться за всех, — не пошел на уступки Тошиминэ. Близнецов он знал хорошо, большую часть украденных флагов на место пришлось возвращать именно ему. Видите ли, никого более ловкого найти не могли. Почему-то никто так и не додумался заставить этих детей самих исправлять то, что напортачили. Возможно, это помогло бы им вправить мозги, а теперь видимо уже поздно.

— Совет все равно своего решения не изменит, — насмешливо выдал напоследок Ленок и, развернувшись, зашагал к двери.

— Гады, — охарактеризовал совет Тошиминэ.

Близнецы потупились и зашаркали ножками, наверняка загибаясь внутри от смеха. Репутация Желтого Сектора от такого приобретения только ухудшится. Но кого это волнует? Остальные командиры наверняка пьют, празднуя счастливое избавление от этой парочки. Зато второму помощнику желтых теперь будет чем заняться. Заодно и потренируется на будущее, вдруг собственные дети такими же шалопаями будут?

Хаски представил, что эта парочка его дети и понял, что долго такого счастья не выдержит. В горы отправится. Самоубиваться.

Может попросить Тэйтэ помочь? Смогла же она как-то воспитать своего ненормального сыночка. Правда результат этого воспитания как-то не вдохновляет. Оголтелый охотник вряд ли может служить хорошим примером.

— Хаски.


— Да.

— Найди им какое-то занятие, чтобы времени на глупости не хватало.

— Какое? — не говорить же что себе вторую неделю не можешь подыскать достойной работы.

— Любое. Ребята сообразительные. С чем угодно смогут справиться.

Отдав распоряжения, Тошиминэ ловко отступил с поля боя, оставив своего помощника держать оборону почти павшего города. Захватчикам только и осталось сплясать танец победителей и хорошенько пнуть ворота, держащиеся на честном слове и двух гвоздях.

— Сволочь Рыжая.

Чем бы таким занять близнецов? Отправить бы их подальше от сектора. Куда-нибудь в Нижний Город, или в море водоросли ловить. Синие. Которые воняют, умеют нырять, прятаться и всячески портить жизнь тем, кто их ищет. Жаль, что детей в море отправить не позволят. Остается Нижний Город. Какое-то место поближе к Разлому. Там куча событий происходит. Скучать этой парочке будет некогда. А что, это идея. Второй помощник ведь хотела какие-то замеры получить.

— Тэйтэ! — заорал Хаски полностью уверенный, что блондинка отдыхает от трудов праведных в каком-то укромном месте неподалеку от зала приема.

Близнецы подскочили от неожиданности и уставились на Хаски многообещающими взглядами. Мстить наверняка будут, садисты малолетние.

Интересно, чем блондинка занимается по ночам, если отоспаться старается днем? Куча любовников конечно полный бред, распространяемый из зависти. Кучу любовников скрыть совсем не просто. Знали бы и соседи и знакомые. А они только и знают, что последний мужчина был изгнан из ее жизни знакомыми многим пчелами из воды около двух месяцев назад. Она поэтому и на предложение Тошиминэ согласилась. Заняться ей, в сущности, было нечем. Сын давно вырос и сбежал к охотникам. Достойный мужчина никак не попадался. С Черной Лисой разругалась, так что на место среди ее гениев рассчитывать не приходилось. Да и на подработку по мелочам тоже. А тут целый командир, у которого некомплект помощников и развеселый сектор в подчинении. Наверняка решила, что это будет интересно и не зазорно для дамы с ее талантами. А там кто знает, может еще и получится утереть нос закадычной подружке так не вовремя затеявшей очередной скандал.

Все-таки интересно, из-за чего могли разругаться две такие выдающиеся во всех планах и характеристиках женщины как Феринэ и Тэйтэ? Не из-за мужика же. Слишком для них просто. Мужика они скорее бы напополам распилили, чтобы никому обидно не было.

— Вот, — указал Хаски на близнецов появившейся блондинке. Подозрительно бодрой и жизнерадостной. Еще и вином от нее попахивало. — Помощники.

— Помощники? — Тэйтэ недоверчиво осмотрела приобретение Желтого сектора. Некоторое время их изучала взглядом. Наконец фыркнула и подвела итог своим наблюдениям: — Скорее вредители.

— Не важно, — поспешно отмахнулся Хаски. Лишь бы не спросила, кому они тут понадобились? Рассказывать о мстительном Леноке будет совсем неуютно. — Я тут подумал, ты же хотела кого-то отправить к разлому…

— Предлагаешь отправить этих детей и подтолкнуть, чтобы наверняка не вернулись? — в голосе Тэйтэ явно проскользнуло одобрение этому плану.

Близнецы неуверенно переглянулись, о подобном развитии событий они, похоже, до сих пор не думали. Привыкли, что все с рук сходит. А за все их шалости морально страдает директор школы. Как же, дети, сироты, какой с них спрос? Но теперь-то они официально взрослые и самостоятельные, следовательно, и за свои поступки будут отвечать сами. Объяснить им, что ли? Или сами поймут, что звание «совершеннолетний» полученное пару дней назад дает им не только преимущества?

— Я бы с удовольствием, но боюсь, совет и командир этого поступка не одобрят.

— А если я подтвержу, что ты защищался?

— От этих? — неподдельно удивился Хаски. — Если бы это был мелкий Тошиминэ, я бы еще подумал. Он в таком возрасте взрослых охотников по крышам гонял. Но они? Меня же засмеют.

— Зато решим проблему.

— Нет. Я остатками своей репутации дорожу. Этих остатков и без того мало.

— Жалко, — сказала блондинка. — Неплохой был план. Ладно, берем этих недорослей и идем столбить хорошее место возле разлома. Может, пока будем ругаться со стражами, эти бесполезные существа сами в разлом влезут. Не забудь набрать десяток посолиднее. В смысле, кулаки побольше, мозгов поменьше, чтобы, когда старшие по званию говорят «фас» сразу бросались на противника, а не думали, как на это кто-то там может отреагировать.

— Таких у нас хватает, — вздохнул Хаски.

Таких в Желтом Секторе вообще большинство. Поменять бы это большинство на что-то более толковое. Хотя бы в соотношении три к одному. Вон Тошиминэ даже четвертого помощника выбрать среди них не смог. Сказал, максимум на седьмого парочка человек годится, да и то с большой натяжкой. А еще Рутаю веселую жизнь пообещал, уже не в первый раз. И что он в этот здоровяке рассмотрел?

Искать третьего Тошиминэ даже не пытался. Наверное, надеется встретить где-то на стороне кого-то незанятого и скучающего от безделья.

Покивав своим мыслям, Хаски отправился на поиски представительного десятка, решив брать тех, кто опять попадется на распивании спиртных напитков и послеобеденном сне под ближайшим кустом. Скуку ребятам давно нужно развеять, по их же словам. Вот и будут развеивать, может, заодно ума немного наберутся. А если еще и заставить их за малолетками присматривать…

Хаски довольно улыбнулся. Неплохая же идея. Будем следовать примеру командира, перебрасывать на подчиненных неприятные обязанности. С Тэйтэ этот номер, конечно же, не пройдет, зато со всеми остальными запросто. Возражать, сборище лентяев, не посмеют. Хотя бы потому, что побоятся выставить себя на посмешище. Как же, взрослые мужики, а испугались мелких близнецов. Репутация детишек здесь особой роли играть не будет.

Интересно, столь разумные мысли результат влияния подсунутого предком меча, или назначения первым помощником? Это назначение ведь тоже что-то дает, не так много как командирам их звание, но все же.

Командир, например, начинает слышать призывы о помощи других командиров, способен мгновенно сориентироваться, где именно люди из его сектора вляпались в какую-то дурно пахнущую кучу и его физически не могут ослушаться подчиненные. А первый помощник разве что поймет, что кто-то куда-то вляпался и при нужде сможет отдать приказ с таким посылом силы, что недовольные мгновенно заткнутся. Командиров сама долина может напитать силой по макушку и некоторое время пополнять растраченное, пока организм не вымотается до последней грани. А помощникам она просто не будет мешать, рядом не появится аномалия с противоположно направленной стихией, не начнет какое-то дерево во имя собственного роста тянуть из незаконченного плетения силу, даже туча наберется выдержки и не прольется не вовремя на магический огонь дождем. Еще командиры запросто найдут своего подчиненного, где бы он ни был, исключением из этого правила получилось стать только Тошиминэ, но он очень постарался. А первый помощник сможет задать направление поиска, не больше.

При всем при этом менять свою повязку помощника на командирский плащик Хаски совершенно не хотелось. Это ведь не только практически бездонный колодец с силой, знай, тяни себе, пока руки работать не откажутся, это в первую очередь ответственность за сектор. Наверное, не очень приятно ни с того ни с сего почувствовать, что где-то кому-то из твоих подчиненных голову отрывают.

Хаски хмыкнул, отгоняя яркий образ голов близнецов в пасти шихана, и внимательно осмотрел открывшийся его взгляду пейзаж. Лентяи и алкоголики научились маскироваться. Или начали чуять приближение начальства. Во дворе никого не было, только Рутаевская метла сиротливо опиралась на куст сирени.

— Метла, это хорошо, — пробормотал Хаски. — Значит они где-то рядом. Может даже за тем кустиком.

За кустиком никого не оказалось, за вторим, не смотря на все надежды — тоже. Пришлось искать. Целых пятнадцать минут бесшумной тенью обыскивать растущие вокруг кусты, пока не наткнулся на компанию устроившую пикник под самым забором. Прикрывали эту компанию своими ветвями пышная ива и согнувшаяся под тяжестью плодов невысокая яблонька.

— Вот вы-то мне и нужны, — обрадовался своей находке Хаски.

Рутай, словно для того, чтобы подтвердить подозрения Тошиминэ, что он не так туп, как кажется, выдал широченную улыбку и попытался усесться сразу на три бутылки. С двумя получилось, третья выскользнула и покатилась к ногам Хаски. Остальные тунеядцы и лентяи застыли как суслики перед змеей и уставились на первого помощника с таким ужасом, словно увидели перед собой здоровенного лохматого демона пришедшего их сожрать.

— Так, трех человек не хватает, придется еще поискать, — задумчиво произнес Хаски. — А вы давайте, собирайтесь, мы к разлому пойдем.

— Куда? — ошарашено спросил Рутай.

— К разлому, — терпеливо повторил Хаски. — Знаешь, такая штука, похожая на бездонную пропасть? Она еще Нижний Город на два неравных куска разделяет. Там мосты есть, с которых всякие придурки имеют дурную привычку прыгать, обвязавшись канатом. Некоторые потом даже обратно вылезают, а от большинства только канаты и остаются.

— Я знаю, — пробасил Рутай.

— Отлично. Именно туда мы и пойдем.

— Зачем? — задал следующий вопрос Рутай. Его собутыльники слушали очень внимательно, словно от этого разговора их дальнейшая жизнь зависела.

— Прыгать с канатами вас заставлю, — улыбнулся Хаски. — Проверю, кто насколько удачлив.

Рутай задумчиво почесал голову, остальные переглянулись и глупо вытаращились на первого помощника. Наверное, задумались о том, насколько давно он спятил.

— А зачем? — опять спросил Рутай, оправдывая репутацию великого мыслителя.

— Чтобы ты спросил! — рявкнул Хаски. Рутай своими глубокомысленными вопросами кого угодно доведет до бешенства, дайте ему только время. — Быстро встали и построились перед Вторыми Воротами. А я пока еще троих бездельников поищу.

Подходящую Тэйтэ троицу пришлось искать долго. Бездельники расползлись и замаскировались под лопухи. Собственно, в лопухах Хаски одного из них и нашел. От парня разило кислым вином и копченой колбасой, но виноватым в том, что пьет в то время, когда должен хотя бы делать занятой вид, а лучше самостоятельно отрабатывать удары мечом, парень себя явно не чувствовал. Спал как младенец, следовательно, совесть его была безмятежна и чиста. Вспомнив про Амарию, Хаски решил применить его методику побудки и хорошенько пнул любителя копченостей. Тот в ответ заорал и довольно шустро вскочил на ноги, после чего столь же быстро свалился, запнувшись об раскидистый лопух.

— Ко Вторым Воротам в строй, немедленно! — приказал Хаски.

Любитель лопухов что-то невнятное замычал.

— Искар, если через пять минут ты не будешь там стоять, я заставлю тебя мыть крышу погодной башни. И таскать воду тебе придется вручную, — предупредил Хаски на всякий случай. Вдруг до этого алкаша не дошло, кто с ним разговаривает.

— Ведром по лестнице? — спросил Искар.

— Еще слово и будешь носить в чашке, — пообещал первый помощник.

Парня как ветром сдуло.

Следующих добровольцев для похода к разлому Хаски нашел в сарае среди садового инвентаря. Они там сидели возле облепленного паутиной окошечка на перевернутых ведрах и играли в карты. Этим лодырям первый помощник великодушно предложил выбор между должностью садовника, раз их так тянет к граблям и лопатам, и Вторыми Воротами. Парни чуть карты от желания сходить к разлому не растеряли. Наверное, наивно надеялись, что доиграть смогут где угодно. Не сталкивались бедняги до сих пор с Тэйтэ и близнецами.

Выбор Хаски блондинка одобрила. Прошлась несколько раз вдоль неровного, временами покачивающегося строя, поморщила носик и сказала, что сойдут. После чего приказала бегать вокруг Дома Власти, пока не протрезвеют.

Близнецы за этим представлением наблюдали с непередаваемым интересом, наверняка представляли себя на месте набранного десятка и были уверенны, что они бы точно таких приказов выполнять не стали. Придется бедных сироток разочаровать. При первой же возможности.

Бегали ребята долго. Хаски успел найти Тошиминэ и рассказать ему о десятке добровольцев. Пришлось в ответ выслушать напутствия и длинный рассказ о том, сколько идиотов уже пропало возле разлома. Потом Тошиминэ проникновенно попросил не ссориться с местным населением, и Хаски был отпущен.

Дальнейшие события показали, что Рыжая Сволочь успел неплохо изучить своих подчиненных, а близнецы не самое страшное в этом походе. Сначала за представителями Желтого Сектора долго шла пара оборванцев и заунывно требовала отдать долг. Они так всех достали, что Тэйтэ приказала остановиться и пообещала оторвать должнику мужское достоинство, если он немедленно не расплатится. Один из любителей садового инвентаря протяжно застонал, но деньги отсчитал. Слишком уж блондинка была убедительна. Потом компанию до самой границы Верхнего Города сопровождала с лаем свора лохматых собак. Кого они настолько невзлюбили, выяснить не удалось. Ребята делали честные глаза и клялись, что обожают животных.

В Нижнем Городе стало еще веселее. Не шибко умных громил узнавали часто и спешили напомнить о таких подвигах, что Хаски очень скоро захотелось провалиться сквозь землю. Или хотя бы отойти в сторону и сказать, что он не с ними. Блондинка хмурилась и кажется, обдумывала дальнейшую участь данных подчиненных. Близнецы вели себя тихо-тихо, спокойно-спокойно. То ли впечатлились размахом репутации сослуживцев и задумались о том, а нужна ли им похожая? То ли старались не привлекать к себе внимания, чтобы кто-то знакомый не опознал и не заинтересовался, как их занесло в подобную компанию?

Разлому Хаски обрадовался как родному. Даже стража не смогла ухудшить настроение, возможно только потому, что дальше уже было некуда. Или потому, что разговаривала на этот раз с добровольными охранниками разлома Тэйтэ, при молчаливой поддержке здоровенных парней без признака интеллекта на лице. Переговоры прошли успешно. Очень уж громко блондинка орала, невероятно цветасто и разнообразно материлась, довольно оригинально угрожала. Хаски бы тоже решил не связываться с этой дамой.

— И так, — сказал Хаски, заглянув в пропасть и убедившись, что цветной туман на месте. — Кто будет первым добровольцем в испытании собственной удачливости?

Подчиненные дружно замотали головами и попятились. Блондинка одобрительно кивнула. А близнецы одарили такими взглядами, что стало ясно, об интеллекте первого помощника Желтого Сектора они не высокого мнения. Они уверенны, что он даже значения слова «интеллект» не знает.

— Добровольцы у нас определились, — улыбнулся Хаски. — Сразу двое. Кого будем сбрасывать первого, Нэя или Диян?

— В некоторых мирах девушек принято пропускать вперед, — задумчиво высказалась Тэйтэ, за что получила взгляд означавший, что она, во-первых, предательница всего женского рода, а во-вторых, тоже не шибко умна. — Ладно, дети, объясняю в первый и последний раз. Именно вас в нашем секторе и не хватало, чтобы заслужить звание неудачников. Поэтому избавиться от вас мы будем рады. Лучше не давайте повода для самозащиты и превышения уровня наказания, иначе, кто-нибудь обязательно воспользуется.

— Вы нас пугаете? — удивилась Диян.

— Нет, малышка, Тэйтэ объясняет и показывает истинное положение вещей. Вам, кстати, нигде рады не будут. Никому не охота возиться с парочкой малолетних недоумков, — сказал Хаски. — К сожалению, у нас нехватка людей, иначе мы бы от вас отказались, ссылаясь на законы и экономическую нецелесообразность.

Близнецы возмущенно фыркнули.

— Захочется прыгнуть в разлом, никто вас держать не будет. Вдруг вернетесь великими магами. Это было бы очень интересно, — сказала Тэйтэ.

— Над детьми нельзя проводить эксперименты, — буркнул Нэй.

— А вы уже не дети, вас признали совершеннолетними, — улыбнулась Тэйтэ. — Ладно, хватит пустых разговоров. Будем изучать ритмы, смену оттенков тумана. Есть теория, что на эту смену влияет прочность защиты Долины. И лично мне очень хочется знать, насколько нам нагадил Шеетэй перед своим побегом. Буду пытаться просчитать, к чему нам готовиться и как тренироваться.

— В смысле? — спросил Хаски.

— Ох, мальчик. Похоже, ты, как и наш командир, да и большинство командиров Долины, думаешь, что если в дыры никто не полез в самом начале, то и в следующие полгода все обойдется? История же говорит, что это не так. Создания нижних пределов не сразу эти дыры замечают, а у некоторых из них достаточно мозгов для того, чтобы перед попыткой влезть в пахнущий пищей мир поднакопить сил, набрать армию из безмозглых родичей и тому подобное. Еще история говорит, что сопоставив измененные ритмы с теми, которые были до обрушения защиты, можно попытаться высчитать местоположение дыр, которые мы, по каким-то причинам не можем увидеть.

— А данные о предыдущих ритмах есть у Лисы, — понял Хаски.

— Конечно, — улыбнулась Тэйтэ.

— Но у нее нет, ни людей, ни возможностей для изучения того, что есть сейчас. Ее гении все свои силы и таланты тратят на то, что латают те дыры, которые нашли.

Тэйтэ кивнула.

— Таким образом, ты надеешься помириться с Феринэ? — спросил Хаски.

— Что ты, я с ней уже помирилась. Таким образом, я выполняю свою работу. Тошиминэ, между прочим, одобрил и благословил. Пока затишье лучше потратить это время на подготовку, не находишь?

— Ага, — сказал Хаски.

Конечно, в каком еще секторе можно найти столько бездельников? А то, что предложил сходить и посмотреть на разлом все-таки Хаски, а не вторая помощница, дело случая. Тошиминэ давно разрешил и позволил сбегать к Лисе, уточнить параметры. Тэйтэ только дату похода не уточнила. А тут близнецы и предложение Хаски. Хоть бы, болван, спросил для чего ей это нужно, прежде чем бросаться помогать в этом походе. Оказывается, близнецы дело второстепенное и незначительное.

С другой стороны, заняться тренировками сектора придется по любому. Вот и себе занятие нашел. Еще бы понять каким образом их тренировать? Где-то должна быть учебная программа, которую обязан знать первый помощник. Но вот где ее искать? В архиве? Или каждый первый помощник собственную разрабатывает, беря за основу свои тренировки?



— Ладно, Тэйтэ, вы тут поосторожнее.

Блондинка кивнула и улыбнулась. Интересно, к какому делу она близнецов приспособит? Должна же быть и от них какая-то польза. Жалование получать будут, вредители мелкие.
с. 1