• скачать файл

Одиннадцатый уровень! Уму непостижимо! Нет, Ким, ты даже не представляешь

с. 1
* * *
- Одиннадцатый уровень! Уму непостижимо! Нет, Ким, ты даже не представляешь, как это сложно и рискованно! Даже на полигоне! Даже в присутствии кураторов! – Иоанн схватился за голову.

Ким скрипнул зубами. На «ты» они перешли спонтанно и не слишком красиво. Эммы не было уже больше двух часов, и оба не находили себе места от беспокойства. Примерно час назад, после серии истеричных, все учащавшихся звонков, Ким предложил Иоанну зайти в скайп и подключил его к аудио-конференции с Эммой. Прекрасно понимая, что целитель нервничает не меньше его самого, а пожалуй, даже и сильнее, молодой человек некоторое время сдерживал себя и старался не реагировать на все более и более агрессивное поведение мага. Ким никогда легко не сходился с людьми. Он не любил дураков и всегда терялся рядом с ними, не зная о чем разговаривать. Обычно, долго приглядывался к человеку, прежде чем определить, стоит ли с ним общаться дальше. В большинстве случаев он просто уходил в сторону, не проявляя внешне никаких чувств. Да и вообще не испытывал особой печали в очередной раз столкнувшись с человеческой глупостью. Разве что легкое неизбывное разочарование. Ким вообще не отличался страстностью суждений, а тем более темпераментным поведением. Но, то ли события развивались слишком стремительно, то ли ласковый шепот волн о берег Бардси усыпил бдительность. То ли всему виной был культурный шок от столкновения с совершенно иной реальностью, а может и харизма Иоанна, чарам которой невозможно было не поддаться, даже когда волшебник пребывал не в лучшем расположении духа, сыграла свою роль. Когда маг очередным образом принялся со снисходительной усмешкой втолковывать Киму то, что сам считал прописными истинами, молодой человек взорвался и перешел в открытую конфронтацию. И сразу, как по мановению волшебной палочки, настроение целителя сменилось со склочного на веселое и смешливое.

- Сам дурак! – рявкнул он в середине какой-то особенно решительной отповеди Кима, и тот заткнулся на полуслове от неожиданности. – О! Подействовало! – расхохотался Иоанн, а потом поинтересовался: - Спустил пар, мальчик мой? - и снова покровительственное обращение волшебника чуть не вывело Кима из себя, но тот не дал ему вставить ни слова. – Хватит злиться на меня, Ким. Попробуй задуматься над тем, от чего ты так бесишься.

- От вашей бесцеремонности! – все еще кипя в душе, ответил тот. – Мы с вами на брудершафт не пили, между прочим.

- Ну, это не за горами, - отмахнулся колдун. – Или тебе обязательно дождаться формальностей? Может, хватит церемониться? Мы же с тобой теперь в одной лодке.

И Ким вдруг понял, что за этим панибратством целителя кроется теперь не пренебрежение, которое так раздражало вначале, а внезапно возникшее уважение. Это было неожиданно, это удивляло, даже шокировало. Не потому, что Ким не считал себя человеком достойным уважения, а потому что сам никогда не был на него щедр, да еще и так быстро. Он сам не заметил, что пробормотал вслух:

- Я теперь в одной лодке с волшебниками. Нормально!

- Так фишка легла! – фыркнул колдун и добавил уже серьезно: - Я тебя к себе пригласил, Ким. А я мало кого приглашаю в гости. В общем-то, ты первый.

В тот момент Ким ему не поверил. Иоанн производил впечатление человека общительного, хоть и несколько авторитарного. К тому же, как молодой человек успел выяснить, клиника целителя всегда была переполнена пациентами, неизменно восторженными и благодарными, а его сослуживцы врачи превозносили мага до небес и явно любили. Поэтому, не слишком обратив внимание на утверждение целителя, он лишь отмахнулся:

- Еще не факт, что я к вам приеду.

- К тебе, - поправил Иоанн. – Приеду к тебе. Так трудно это сказать?

Но даже теперь, спустя час, Ким все еще продолжал сбиваться на официальное «вы», и Иоанн каждый раз не забывал его одергивать.

Экран ноута по-прежнему показывал кабинет пропавшей девушки. Пустой кабинет. Ким поймал себя на мысли, что больше всего на свете ему хочется просочиться туда через пластик и бежать искать Эмму. Он вдруг понял, что целитель прав – они теперь в одной лодке, но не только с ним. Совершенно непонятно как, но девушка на мониторе стала частью его внутреннего круга, в который прежде были допущены лишь считанные единицы. Теперь же Ким чувствовал, что просто обязан нести за нее ответственность, не сможет уже равнодушно воспринять, что с ней что-то случилось. Он не знал, почему так вышло, не смог бы найти объяснения. Дело было совсем не в том, что события этого дня выходили далеко за рамки привычной реальности. Да, он попал в сказку. А как еще назвать мир, живущий по законам магии, заколдованного Генку, грифона, которого он видел на своем мониторе и человека, честно заявившего, что лечит в своей клинике не каким-то экстрасенсорным воздействием, а самым обычным (для него, разумеется) волшебством?

Возможно, все дело в Эмме. Когда он увидел ее на экране, первой реакцией было: «Генка, мерзавец, почему от меня прятал?». Мысль о том, что с такой внешностью она запросто может оказаться клинической идиоткой, даже не пришла в голову. И только когда Ким обнаружил, что друг выходил на контакт с одной общей знакомой, а попал к этой девушке, мерзкое чувство обиды отпустило. А потом все понеслось с такой скоростью, что только после того, как Эмма убежала, он смог классифицировать свои эмоции. Это была банальная примитивная ревность. Тогда же он задумался о том, почему красавица Юнона, как женщина, не произвела на него особого впечатления. Она была вторична, она была лишь продолжением сказки, которая началась с Эммы.

- А может, я в нее влюбился? - спросил вдруг Ким.

- Хорошо, если так, - отозвался Иоанн.

- Ты так думаешь? – фыркнул Ким, подивившись спокойствию целителя.

- Уверен. Любовь – самая сильная и неуправляемая магия. Она поможет тебе снова установить с ней контакт.

- По-моему, это глупо, - поморщился Ким. - Мне тридцать восемь. В моем возрасте с первого взгляда не влюбляются. Да еще в девушку на мониторе. И потом, кто говорил о любви? Влечение. Я, ее когда увидел, остолбенел. Мне всегда нравились рыжие, а эта – воплощенная мечта. Да еще в пижаме, - он усмехнулся. - А потом я увидел грифона. И она... как бы это объяснить? Она стала для меня совершенно уникальной.

- Любовь – это не глупость. Просто она иррациональна, - назидательно изрек Иоанн.

Ким поморщился и снова пустился в откровения.

- Я был женат. В двадцать лет. Целых семь месяцев, - сообщил он. - Много секса и никакого взаимопонимания вне постели.

- Не был ты женат, - пробурчал маг.

- Да нет, правда, был, - покаянно вздохнул Ким.

- Ты самоутверждался, а не состоял в браке, - фыркнул целитель. – Что тебе прибавила печать в паспорте, кроме головной боли? Вот я женат.

- Я знаю. Эмма рассказывала о Светильнике.

Иоанн задумался, а потом вдруг сказал:

- Представляешь, когда я выпал в этот мир, в одном буддистском храме, здесь неподалеку, он зажегся для меня. Местные монахи считают это чудом. А я прихожу туда, чтобы узнать что-то о своей семье.

- А как ты это узнаешь?

- Это таинство, дружок. Женишься – поймешь, - усмехнулся маг.

- А я женюсь? – испуганно спросил Ким.

- Вопрос не по адресу, - хихикнул Иоанн. - Я - целитель, а не провидец. И нечего так трусить. Подумаешь, на молоке обжегся...

- Ты бы тоже трусил, если бы обжегся, - обиженно пробурчал Ким.

- Я и обжегся, - Иоанн скользнул взглядом по своему визави, но было заметно, что мысленно он вдруг унесся в прошлое.

Ким не стал задавать вопросов. Не его это дело. Каких бы разочарований ни было в жизни целителя, свой брак с матерью Эммы он освятил в храме, как выразилась ведьма-профессор, вписал свои отношения с этой женщиной в ткань мироздания. Ким подумал, что сам он так и не повстречал той, с которой хотелось бы связать себя настолько прочно. И мысль эта вдруг оказалась полна печали и сожаления. Но тут же перед внутренним взором возникла Эмма. Растрепанная. В пижаме. С сияющими любопытством и восторгом глазами... Ким потряс головой и покосился на мага, но тот все еще прибывал в мире своих грез, и молодому человеку не оставалось ничего, кроме как продолжать думать об Эмме. На этот раз, правда, восторженность уступила место логике, и Ким из скудных обрывков того, что уже успел узнать о мире волшебников, попробовал спрогнозировать развитие ситуации, в которой сейчас оказалась девушка.Получалось плохо. Слишком уж много допущений приходилось делать.

- Черт, да где же она?! Одиннадцатый уровень, твою мать! – взвился вдруг Иоанн, и Ким, успевший забыть о собеседнике, испуганно вздрогнул.

Тут же снова навалился страх. На мониторе по-прежнему была пустая комната, и Киму показалось, что он просто умрет, если никогда больше не увидит в ней Эмму. Или хотя бы Юнону, которая об Эмме сможет что-то рассказать.

- Если она не появится в течение получаса, я отменю заказ на билет, - пробормотал он.

- Ничего ты не отменишь! Прилетишь, как миленький! – отмахнулся целитель.

- Забудь! – взорвался Ким. - Я не отключу связь, оставив Эмму в неизвестности.

- Ким, не заставляй меня это говорить... – в глазах Иоанна застыл неподдельный страх.

- Что говорить? – почему-то шепотом спросил Ким и понял, что не хочет услышать ответ.

- Эмма может и не вернуться, - ответил волшебник и отвернулся.

- Ты сам сказал, что она очень сильна! – закричал Ким. - Разве не ты мне доказывал, что маг ниже одиннадцатого уровня просто не смог бы перебросить заклинание между двумя мирами?! Она не может погибнуть!

- Она может и не погибнуть, - бесцветным голосом сообщил Иоанн, - Бездна просто выжжет ей мозги.

- Господи! – Ким закрыл лицо руками и несколько мгновений сидел, не двигаясь, потом посмотрел на мага. - Иоанн, я не прерву связь, пока что-то о ней не узнаю. Генка простит мне пару лишних дней пребывания в жабьей шкуре. Если не она, то хоть кто-то появится в доме, и мы узнаем новости. Юнона обязательно примчится, если с Эммой случится беда. Она знает про контакт.

- Юнона может не иметь доступа через охранные заклинания. Если кто там и появится, кроме Эммы, так это Венни, - целитель поморщился, а потом хмыкнул. - А с ней тебе будет ох как не просто объясняться!

- Ничего, ты мне поможешь.

- А мне да поможет Бездна. Моя женушка – боевой дракон в юбке. Сам увидишь, когда познакомишься.

- Я бы все же предпочел, чтобы этого не случилось, - рыкнул Ким.

- Ну не обязательно же при столь драматичных обстоятельствах, - усмехнулся Иоанн, и Ким понял, что целитель старается перевести разговор на безопасную тему, чтобы не думать о возможной катастрофе. Сам он ничего не имел против этого. Как ни горько было признаваться в этом самому себе, но Ким понимал, что просто напросто струсил. И Иоанн это понял. А может и сам старательно делал все возможное, чтобы не развалиться на части.

- Интересно, а при каких других обстоятельствах я могу с ней познакомиться, она же в другом мире, - подкинул Ким нелепый вопрос, чтобы поддержать игру.

- Кто знает, кто знает... - неопределенно протянул волшебник. – А знаешь, ты ей понравишься.

- С чего бы?

- Мне так кажется. А я все же неплохо знаю свою жену, - Иоанн мечтательно улыбнулся. – А вот она тебе понравится не сразу... – он немного помолчал. – Мне она тоже не сразу понравилась. Поначалу просто рассмешила: такая маленькая, но гордая и самоуверенная. Это потом уже... А вот она в меня влюбилась с первого взгляда.

- Да ну? – недоверчиво хмыкнул Ким.

- Представь себе, - маг покачал головой. – Я бы и сам не подумал. Да что там, мне бы такое в голову не пришло. Но я получил информацию... скажем так, из очень компетентного источника. И просто не мог не поверить. Вот тогда я и решил к ней присмотреться...

- И не жалеешь? – лишь задав вопрос, Ким понял, насколько на самом деле заинтересован в ответе.

- Ни разу не пожалел, - уверенно заявил Иоанн, - ни на мгновение. Венни – лучшее, что случилось со мной в жизни. Ну, еще Эмма...

- Я вернулась! – вклинился в разговор звонкий голос.

Ким вперился в монитор, Иоанн принялся лихорадочно набирать номер его мобильного, а через мгновение на экране появилась живая, здоровая и совершенно счастливая Эмма.
* * *
Выскочив из здания Университета, я запрыгнула на помело и понеслась к дому. Лететь было минут пять – семь, я решила с толком использовать это время и позвонила Гуку. Услышав мой сбивчивый рассказ, тот рассмеялся.

- Спасибо, конечно, за предупреждение, но я не первый день в должности. Конечно, я провел все официально. И, поверь, Ректор прекрасно это знал.

- Он что, под тебя копает? – возмутилась я.

- Да что ты! Он тебя проверял!

- То есть как?!

- А ты не знала? – искренне удивился Гук. - Первый признак того, что Бездна повлияла на мозг мага, это то, что он не может вспомнить, как и почему оказался на полигоне. Что ты там такого учудила, что сам Ректор занервничал?

- Прыгнула с девятого уровня на двенадцатый.

- Ни фига себе! Первый раз про такое слышу! Даже не предполагал, что такое вообще возможно! Ну, Эмма, ты даешь! Поздравляю!

- Спасибо! – я просияла: его удивление и поздравления, показавшиеся вполне искренними, были мне приятны.- Ладно, Гук, я рада, что у тебя не будет проблем. Кстати, я видела Старуса. В понедельник можешь привозить маму.

- Класс! Эмма, за мной должок.

- Считай, что он уже оплачен, - рассмеялась я. - А сейчас извини, я подлетаю, так что, пока!

- До скорого!

Я пустила помело на снижение. Да, интересную информацию я сейчас получила. Ладно, на досуге подумаю. С Кимом посоветуюсь. А может, и с отцом тоже. Вдруг Ким и вправду его нашел? Ой, но как же я опаздываю! Ким, наверное, с ума сходит, куда я пропала.

Я поймала себя на мысли, что спешу не просто домой, а к Киму. До чего же хорошо, когда кто-то тебя ждет! На душе стало так тепло, что захотелось замурлыкать. Вот странно! Что меня так повело? Ну, красивый мужик, ну не дурак, и с чувством юмора у него все в порядке. Но с чего я так таю, от одной мысли о том, что сейчас опять его увижу? Он же в другом мире! Может, у меня тоже культурный шок? Я же уже давно проснулась настолько, чтобы не вести себя как влюбленная дурочка. Хотя, если вспомнить все события этой ночи, больше похоже, что все еще сплю. И все же так хочется верить, что, если Ким прав, и прорыв не за горами, когда-нибудь я приду домой, и он меня обнимет. Ага, щаз! Можно подумать, он в совсем мире найти не может, кого обнимать. Размечталась! Да чтоб такого и к рукам не прибрали? Эх...

Но когда я снимала охранное заклинание, я почувствовала, что Бездна коснулась меня. Охранка было простенькая, всего пятого уровня, и я не могла слышать Ее слов. Но мне почему-то показалось, что Она хочет сказать мне «Уже скоро!».

На ходу сбрасывая туфли, я ворвалась в дом и с порога крикнула Киму, что вернулась. Васька кинулась под ноги и чуть меня не сбила. Соскучилась маленькая. Я погладила грифошку и побежала в кабинет.

- Эмма! – завопили почему-то сразу два голоса.

Я тормознула, не сразу сообразив, в чем дело, и вопросительно уставилась на Кима.

- Смотри, - улыбнулся он и протянул к зеркалу руку с мобильным телефоном.

С маленького экранчика на меня смотрел отец.

Он совсем не изменился, мой папа. Совсем такой, каким я помнила его с детства. Мне захотелось, чтобы он снова посадил меня на колени и рассказал страшную сказку об опасном атомном реакторе, который на всех обиделся и превратился в бомбу.

- Где ты пропадала?! – снова хором закричали отец и Ким.

- Папа! Папочка! Ким! Ребята! – мне хотелось смеяться и плакать от счастья. - Поздравьте меня! Перед вами новоявленный маг двенадцатого уровня! Экзамен сдан при полном составе ученого совета и его окрестностей Мистбургского Университета!

Я была так счастлива! Счастлива своим успехом, счастлива тем, что вижу отца, и тем, что вижу Кима. Васька пробралась в кабинет и, почувствовав мое настроение, принялась радостно прыгать вокруг. Я закружилась по комнате.

- Эмма! – вдруг требовательно рявкнул отец. - Немедленно сядь и расскажи, как ты оказалась сегодня на полигоне.

- Я же тебе говорил… - начал было Ким.

- Заткнись и не произноси ни звука, пока она не ответит! – зарычал на него мой папенька.

- Ого! А вы славно спелись! – рассмеялась я. - Уймись, папа, все это я сегодня уже проходила. Но так и быть отвечу для твоего спокойствия, хотя и не совсем то, что говорила Ректору. Я позвонила на работу Гуку. Это мой сосед, нынешний Временщик. И попросила его организовать мне карман в обмен на то, что я уложу в клинику института Мерлина его склеротичную маменьку. Гук согласился и даже обрадовался. Правда, карман у него был только горящий, на сегодня. Ректору я, разумеется, о нашей сделке ничего не сообщала, сказала, что сделала официальный запрос. Гук тоже не дурак, и все бумажки у него в порядке. Уходить на полигон мне очень не хотелось. Ким свидетель. Мы ждали, что ты с нами свяжешься. Вот и дотянула до последнего, неслась потом, как ненормальная, все рекорды скорости побила. Ну, как? Я прошла тест? У меня все в порядке с мозгами?

- О чем ты? – удивился Ким.

- Папа знает. Это была проверка на то, не свихнулась ли я сегодня на полигоне.

- Уф-ф-ф! – вздохнул с облегчением отец. - Ну, ты и напугала нас, Лисенок. А теперь еще раз повтори то, что сказала в самом начале.

- Что именно?

- На счет экзамена.

- Я сдала на двенадцатый уровень.

- Что?!!!

- Представь себе! - сама не зная почему, я почувствовала, что отцу тоже не обязательно знать всего, что творили сегодня мы с Бездной. Киму я бы, пожалуй, рассказала, но не просить же отца отключиться! - Собственно, потому я и задержалась. Я была готова к одиннадцатому и пошла потренироваться для очистки совести. Но у меня оставалось время – карман-то аж на шесть часов был, и я решила попробовать двенадцатый тоже. Кураторы подняли тревогу. Вмешался сам Ректор...

- А кто у нас нынче Ректор? – перебил вдруг отец так неожиданно, что я сбилась с мысли и даже не сразу поняла, о чем это он.

- Ректор?.. Игнатий у нас Ректор, - по лицу папеньки медленно расползлась счастливая улыбка. Я смотрела на него, раскрыв рот. Что это с ним?

- Давно?

- Что давно?

- Давно Игнатий Ректором стал? – нетерпеливо нахмурился отец.

- А я откуда знаю?! – вспылила я. Нет, ну обидно же! Я тут только что, можно сказать, горы своротила, а он, столько лет меня не видел, и Ректором интересуется вместо собственной дочери! – Больше двадцати лет точно. Когда я поступала, он уже не первый год в этом кресле сидел, - все же ответила я и замолчала. Этим своим неуместным любопытством он мне все настроение испортил!

Ким недоуменно переводил взгляд с меня на изображение отца в телефоне, но почувствовал мое недовольство и попытался придти на помощь:

- И что дальше? – он ободряюще улыбнулся.

- Дальше... – я перевела дух и стала рассказывать: - Кажется, они там все здорово перетрусили и выдернули меня телепортом прямо к медичке. Все-таки, беспрецедентный случай, когда маг девятого уровня колдует на двенадцатом. Даже на полигоне. Ну а потом... сами понимаете, с Ректором не очень-то и поспоришь. Тем более что с перепугу там целая толпа собралась...

- Какая толпа? – снова встрял отец. Нет, ну что ему неймется! Лучше бы порадовался за меня! Но я решила, что больше не позволю испортить себе настроение. Киму же интересно, что со мной произошло. Вот ему буду рассказывать.

- Да весь ученый совет, - отмахнулась я.

- И проректор? – продолжал настаивать папенька.

- Да и проректор, папа! – я почувствовала, что уже рычу. – И не один, а трое! Тебе весь список присутствовавших огласить?

- Нет, - усмехнулся отец и примирительно добавил: - Только один вопрос, и больше я тебе не перебью. Ты же трансфигуратор?

- Ну да...

- Значит, должна знать гнома Дарбли?

- О Бездна, папа! Конечно, я его знаю! Кто ж его не знает-то? Он, кстати, тоже проректор – по воспитательной части – и наш декан по совместительству.

- Ох ты! – несолидно крякнул Иоанн. - Нет, ну совсем никаких сюрпризов! – а потом весело, по-мальчишески расхохотался. – Прости, Эмма, - отсмеявшись, он посмотрел на меня с той неподражаемой хитринкой в глазах, что всегда сулила мне в детстве незабываемые развлечения и новые сказки, - больше не буду тебя перебивать. Так что хотело от тебя почтенное собрание высокомудрых магов?

- Ну, сначала проверили, все ли я помню, так же, как и ты, только что, а потом предложили сдать тесты... – если честно, у меня уже пропал всякий интерес рассказывать им об экзамене. Да и зачем? Отец не трансфигуратор, ему всей прелести моих экзерсисов не понять, а Киму все, что бы я ни сказала, покажется чудом. Так что, я просто пожала плечами. - Ну, я и сдала. Вот!

- На двенадцатый уровень? – хмыкнул отец.

- На двенадцатый уровень.

- С ума сойти! – он снова хихикнул. - Венни убьется об стенку!

- Ой-ой-ой! Об этом-то я и не подумала!

Да, папа был прав. У моей матушки тоже двенадцатый, и сдала она его совсем недавно. А конкурентов она ой как не любит! М-дя! Ну, теперь мне точно не миновать ее наскоков по поводу Совета.

- Как она, кстати? - спросил отец.

- Процветает. Секретарь Совета по делам неправомочных заклятий.

- Знаешь, я даже не удивлен, - хмыкнул отец, - Венни самой Бездной создана для политики и высоких постов. А из-за чего вы так долго с ней не контачили?

- Из-за того, что я поступила в Мистбурге, а не в Инфернадии, на юридический, - автоматически ответила я и тут же взвыла. - А ты откуда знаешь?!

- Секрет, - ухмыльнулся он.

- Папа? – я почти зарычала.

- Светильник.

- Ты с ним общаешься?! Папа! Ты невозможен! Как ты сам-то? Как ты жил все эти годы?

- Это долгая история. У нас мало времени, Эмма, - отец вдруг стал серьезен. - Ким, тебе пора уходить.

- В каком смысле? – опешила я.

- Ким летит ко мне, - непререкаемо заявил отец. - Так надо. Прости, Эмма, но связь придется прервать.

- Нет! – вздрогнула я.

- Я выйду из своего скайпа, - сказал вдруг Ким, обращаясь к отцу, - но ты уже тоже с ней в контакте. Может и не прервется. А когда я смогу включить лэптоп, ты меня подсоединишь.

- А если все же прервется?! – завопила я.

- Я дал тебе данные корреляции, - Ким поднял руку, словно хотел коснуться зеркала... нет, меня!.. но тут же ее уронил. - Жди звонка, Эмма. Мы обязательно свяжемся завтра утром. То есть вечером, по-вашему.

- Ким, а вдруг не получится? А как же Генка? Как же…

- Все будет хорошо, Эмма, - сказал Ким и посмотрел на меня так ласково, что я чуть не разревелась. - Я обязательно тебя найду. Вот увидишь.

- Папа, как же так? Зачем?! Так нельзя! Я же только что нашла тебя! И… и тебя.

- Я не говорю тебе «прощай», Эмма. Я говорю тебе «до скорого!». Увидимся! – Ким ободряюще улыбнулся, но я видела, как нелегко ему далась эта улыбка. Глупо конечно, но не слова, а то, что ему тоже не хочется со мной прощаться, на мгновение придало мне сил.

А потом зеркало пошло рябью, и остался только голос отца.

- Папа? Почему? – у меня сжалось горло.

- Не волнуйся, Эмма. Мы хотим тебя защитить. Ты даже не представляешь, как рискуешь.

- О чем ты?

По зеркалу снова прошла волна.

- Эмма, если связь прервется, я хочу, чтобы ты знала. Я очень тебя люблю. Я выжил, попав сюда, только потому, что думал о тебе и о маме. И еще… - на этот раз даже его слова стали прерываться. Я протянула руку и коснулась зеркала, чувствуя, что по щекам катятся слезы. - Ким – отличный парень. Ты сделала правильный выбор.

- Какой выбор, папа? – прошептала я, но поняла, что он меня уже не слышит. Я смотрела в зеркало и видела только себя – заплаканную и совершенно несчастную.

Поревев с полчаса на диване, я, все еще всхлипывая и продолжая себя жалеть, приняла душ, влезла в любимую пижаму и попыталась заснуть. Несмотря на усталость и слишком долгую, насыщенную событиями ночь, сон не шел. Глупая книжка, недочитанная вчера, ничего, кроме отвращения не вызывала.

Я снова встала и принялась бродить по дому. Васька хвостиком таскалась за мной, не понимая, в чем причина перепадов настроения любимой хозяйки. Мне срочно нужно было с кем-то посоветоваться. Позвонить Юноне? Она сейчас на банкете, ей не до меня. Да и чем она мне поможет?.. И что теперь? Не матери же мне звонить! Она, конечно, обрадуется, что отец жив и с ним все в порядке, но подозреваю, она это и без меня знает. А когда до нее дойдет, что я была в контакте с параллельным миром и тут же, как законопослушный цуцик, не сообщила по инстанциям, такое начнется – мало не покажется.

Оставалась только моя новая подружка. Ой, простите, Ее Могущество Великая Бездна. Что бы такого поколдовать, чтобы с ней побеседовать?

Я вышла на заднее крыльцо и тронула охранное заклинание. Может, сделать вид, что у меня паранойя? А что? Почему бы и нет? Да и кто узнает? Кто ко мне ломиться-то станет? Я принялась плести заклинание, и голос Бездны тут же зазвучал у меня в голове. «Молодец, Эмма! Хорошо, что додумалась. Это сейчас очень кстати, - интонации были почему-то занудными, почти как у Ректора. Я сразу почувствовала себя нашкодившей девчонкой. Интересно, чем я ей не угодила? - Одиннадцатым не ограничивайся, но выше двенадцатого не ставь». «Да кому я нужна-то?» - вздохнула я. «Скоро узнаешь, - вдруг хихикнула Бездна уже вполне дружелюбно. - И не переживай, ты еще обнимешь своего отца, и не только его. Уже скоро». «Правда?» - мне хотелось расспросить ее поподробнее, но заклинание кончилось, и голос смолк. Ладно, поверим на слово. Уж кому верить, если не Ей, Всезнающей.

Немного успокоившись, я вернулась в кровать и на этот раз мгновенно заснула.
* * *
Когда Ким выходил из самолета, настроение у него было хуже некуда. Еще во время пересадки в Москве он перезвонил Иоанну и уже знал, что связь оборвалась почти сразу. Это лишний раз доказывало, что отсюда он Эмме не дозвонится. И теперь непонятно, сможет ли он ей вообще когда-нибудь дозвониться. Получалось, он примчался в Барнаул только для того, чтобы расколдовать Генку (что пока не доказано) и при этом не подставить Эмму. Что тоже, в общем-то, фактом не являлось. Мало ли зачем целитель мог нагнать на него страху. Все это Киму чертовски не нравилось.

В его рюкзаке в пластиковом контейнере мирно подремывали две жабы. Совет Эммы не класть их в один террариум, похоже, был неактуален в этом мире.

Он издалека увидел в небольшой кучке встречающих Иоанна. Трудно было его не заметить. Лет с шестнадцати не страдавший комплексом маленького роста Ким на мгновение почувствовал себя карликом. «2.08-2.10, - прикинул он. - Большой парень».

Иоанн задорно улыбнулся и крепко пожал руку новому знакомому.

- Рад встрече! – весело сказал он, воровато оглянулся по сторонам, приобнял Кима за плечи и потащил за собой куда-то в сторону от выхода.

- Куда это мы? – удивился Ким.

- Здесь недалеко, - туманно ответил маг и, свернув в какой-то коридор, открыл дверь явно служебного назначения.

Крохотная комнатушка, похоже, служила кладовкой. Вдвоем они еле поместились на свободном пространстве. Прежде чем Ким успел удивиться или возмутиться, волшебник крепко схватил его за плечи, и в следующее мгновение мир опрокинулся, завертелся волчком, и молодой человек обнаружил себя сидящим на роскошном пушистом ковре у ног рыжего гиганта. Слегка подташнивало, голова немного кружилась, но в общем он ощущал себя вполне живым и целым.

- Добро пожаловать ко мне домой, - хмыкнул Иоанн, тут же двинулся к старинному буфету и, изъяв оплетенную бутыль, плеснул в два бокала янтарной жидкости.- На вот, выпей, - протянул он один бокал гостю.

- Что это было? – спросил Ким.

- Телепортация. Мы сейчас километрах в шестистах от Барнаула, - он залпом опрокинул в себя содержимое бокала. - Сюда даже на вертушке по прямой не доберешься, Белуху облетать надо. А мы по-быстрому.

- Хоть бы предупредил! – снова подкатило раздражение на бесцеремонность колдуна.

- А ты бы поверил? – усмехнулся Иоанн.

- Я уже во все, что захочешь, поверю, - Ким потер висок и взял предложенный бокал. - У меня друг в контейнере в рюкзаке сидит, - он попытался встать.

- Посиди пока, - велел маг, - коньячку выпей. Головокружение скоро пройдет, тогда и переберешься в кресло. Есть хочешь?

Ким вспомнил, чем его кормили в самолете, и передернулся. Сам дурак, как говорит Иоанн. Нет бы на лайнере «Бритиш эйрвейс» подкрепиться, так нет, он был весь на нервах, есть не захотел и в итоге пересадки дождался.

- Попозже, - ответил он, - мне бы аэрофлотовскую дрянь переварить.

- А зачем ел? – строго спросил Иоанн.

- Голодный был, - огрызнулся Ким. - Давай я все-таки с пола-то поднимусь. Неудобно как-то, в гостях...

- Ну, если тебе мой ковер не нравится…

- Нравится, нравится, - проворчал Ким, но в кресло все-таки перебрался, хотя на какое-то время и пожалел об этом – желудок снова взбунтовался, вестибулярный аппарат отказывался воспринимать верх и низ. На сидение он просто рухнул и зажмурился, чтобы не видеть вращающейся комнаты.

- Упрямец, - не без уважения пробормотал целитель.

- У нас проблема, Иоанн, - сообщил Ким, все еще не рискуя открыть глаза.

- Какая?


- Я-то корреляцию по уэльсским координатам составлял. А вдруг здесь высота солнца с твоим миром вообще никогда не совпадает?

- Ну, ты же, вроде, математик? Вот и считай. Мы находимся вот здесь, - он воткнул зеленую кнопку в висящую на стене карту и вынудил-таки Кима приподнять веки. - А я пока, все-таки, ужин приготовлю.

- Только меня помочь не проси, если хочешь, чтобы потом это есть можно было, - невесело усмехнулся Ким и, почувствовав, что вполне пришел в себя, потянулся к рюкзаку, извлек сначала контейнер с жабами, а потом и лэптоп.

Час спустя, Иоанн вернулся в комнату.

- Ужин на троих подан на кухне, - сообщил он.

- Почему на троих? – не понял Ким.

- А я оптимист. Сейчас твоего друга расколдуем и есть пойдем.

- Как скажешь, - согласился Ким. - Может, хоть что-то у нас получится.

- Это в каком смысле?

- В прямом. В этих координатах совпадений гораздо меньше и от британских они сильно отличаются. Вот посмотри, - он повернул к Иоанну экран.

- Ладно, не переживай, - вздохнул целитель, вглядываясь в монитор, - ну, не подумал я. Через три дня попробуем.

- А если ее на месте не будет? С Инис Энли как раз в это время совпадение кратчайшее, именно в этот день.

- Ну, не загадывай. Не свяжемся через три дня, попробуем еще раз через пару недель, - легкомысленно отринул проблему целитель.

- Да не факт, что мы вообще отсюда свяжемся! – взвыл Ким. - Сам же сказал, что связь почти мгновенно прервалась, как только я отсоединился.

- А вот давай-ка я Геннадия расколдую, и у Эммы повода не будет заклятиями в зеркала швыряться. Тогда ты сможешь вернуться на этот мерзкий островок и с ней связаться. Идет?

Маг подошел к столу, достал из контейнера жабу и аккуратно положил на ковер. Потом сосредоточился, поднес к ней ладонь с растопыренными пальцами и слегка встряхнул рукой.

- Упс! – сказал Иоанн и растерянно уставился на плоды трудов своих.

На полу сидела совершенно голая девчонка. Ким взглянул на это создание и и тихо взвыл, то ли от смеха, то ли от ужаса. Потом достал из рюкзака сорочку, подошел к девушке и помог ей подняться.

- Здравствуй, Шушха. Одень это на себя, пожалуйста, - попросил он и протянул ей рубашку.

Девушка застенчиво улыбнулась и неловко пропихнула руки в рукава. На вид ей было лет шестнадцать-семнадцать, стройненькая, довольно милая, хотя на взгляд Кима ее портил слишком большой рот и серые с желтизной, чуть на выкате глаза.

- Кто это? – не выдержал маг.

- Познакомься, Иоанн, это – Шушха. Она, вообще-то, родилась и выросла жабой, и была моей домашней любимицей.

- Черт, что ж ты не предупредил?! – взвыл маг.

- Я думал, ты заметил, что их двое.

- Да даже если бы и заметил, как их различить?

- Эмма различала, - вздохнул Ким.

- Потому что сама заколдовала твоего Генку! – вызверился Иоанн, но потом словно смирился и поманил к себе девочку. - Ладно, иди сюда, тварюжка бессловесная, превращу обратно.

- Я могу говорить, - чуть хрипло ответила Шушха, - и не хочу превращаться. Ким, не надо меня превращать.

- Почему, Шушха? Тебе было так плохо жить жабой в моем доме? – полюбопытствовал он.

- Нет, хорошо. Ты добрый. Но Гена ведь тоже превратится и не будет жабой. Я хочу, как Гена. Он такой красивый.

- Ну-ну! – хмыкнул Иоанн. - Ладно, гуляй пока так, хоть покормим тебя по-человечески.

Маг достал из контейнера вторую жабу и проделал с ней те же манипуляции. На этот раз не произошло вообще ничего.

- Т-а-а-ак! - протянул Иоанн. - И как прикажете это понимать? – он взял жабу в руку и прикрыл глаза. - Ну-ка, что тут у нас?

- Он не превращается? – озабоченно спросила Шушха у Кима. - Он так жабой и останется? Тогда и я хочу жабой.

- Жабой он не останется, - решительно заявил тот. - Он – мой друг, и он – человек. Человеком он и будет. Мы что-нибудь придумаем.

- Тогда, и я – человек, - счастливо вздохнула девчонка.

- Эх, ты, простая душа! – Ким потрепал ее по плечу.

Иногда его самого смущало собственное нежное отношение к этому земноводному. В детстве у Кима никогда не было животных. В двадцать лет, купив первую свою квартиру, он завел собаку. Плохо понимая, во что ввязывается, Ким просто позвонил в элитный клуб и спросил, какие у них сейчас есть щенки. Получив по Интернету фотографии, он остановил свой выбор на белом кучерявом шарике рядом с которым, вместо слова «болонка», было почему-то написано «ирландская овчарка». Так у него появился Нилли. А через месяц Кима угораздило жениться. Поначалу белый пушистый шарик приводил молодую супругу в умиление, хотя она и ревновала к тому, сколько Ким уделяет времени своему питомцу. Но через полгода, когда Нилли дорос до размеров среднего пони, она поставила вопрос так: либо я, либо собака. Ким, которому уже осточертели «радости» семейной жизни, не задумываясь, предпочел собаку.

Нилли прожил с ним долгих четырнадцать лет. Одним из самых тяжелых решений в жизни Кима было решение усыпить любимого пса, который медленно и мучительно умирал от рака. Ким зарекся заводить собак. А примерно через год он отбил у мальчишек, швырявшихся камнями, обычную серую жабу. Совесть не позволила ему бросить умирать несчастное животное, и он отнес ее к ветеринару. Каково же было его удивление, когда он узнал, что данный экземпляр является довольно юной дамой, и серьезных увечий не получил. К тому же ему сообщили, что жабы живут до сорока лет и вполне способны привязываться к человеку. К сожалению, эти милые земноводные вели ночной образ жизни, но поскольку Ким и сам этим грешил, он решил, что Шушхи ему для общения вполне хватит. Правда, когда Генка развелся с третьей женой и переселился в его дуплекс, именно к нему Шушха воспылала особой любовью.

И вот теперь его милая жабка превратилась в смешную нескладную девчонку, и Ким чувствовал себя почти отцом.

- Почему он не превращается? – тревожно спросила Шушха.

- Не знаю, - ответил Ким, - Иоанн старается.

- А тут и стараться нечего, - вздохнул маг.

- В смысле?

- В прямом. Заклятие наложено в белой зоне. Никто его снять, кроме самой Эммы не сможет. Да еще замок одиннадцатого уровня, мне его не взломать, хоть у меня и тринадцатый. Даже в этом мире. Не по моей это части, - он снова вздохнул. - Пошли, что ли ужинать, пока все не остыло.

За столом царило мрачное молчание. Притихшая и растерянная Шушха возила ухваченной в кулачок вилкой по тарелке и, когда думала, что никто не видит, прихватывала оттуда что-то пальцами. Не забывая при этом делиться с Генкой – контейнер с жабой она принесла с собой на кухню и поставила у своего прибора. Иоанн косился на нее, но ничего не говорил, да и в объяснения вдаваться не собирался. Наконец, Ким не выдержал.

- Иоанн, а почему он сам не расколдовывается? Ты мне так и не ответил. Эмма говорила, что необратимых трансфигураций не существует.

- Он расколдуется. Лет через пять. Может, десять. Устраивает?

- Но почему?!

- Магии здесь много. Никем не востребованной магии, - вздохнул волшебник. - Я – не в счет. Я один такой.

- Если Гена не расколдуется, я тоже хочу быть жабой, - жалобно вставила Шушха.

- Он расколдуется, обязательно расколдуется. Но если ты хочешь, можешь пока жабой побыть. Иоанн тебя превратит, - ласково предложил Ким.

- Тогда я подожду, - задумчиво произнесла девушка, - побуду пока человеком. Чтобы знать как. Ким, ты меня научишь?

- Чему? – опешил Ким.

- Быть человеком, - на полном серьезе ответила Шушха.

- А не слабо, вундеркинд? – хмыкнул маг.

- А что, хочешь конкуренцию составить? – огрызнулся Ким.

- Я бы, пожалуй, попробовал, - не без иронии ответил Иоанн. – А ты?

Ким только махнул рукой.

- Лучше скажи, когда следующий самолет на Питер. Заеду домой, а потом – опять в Англию.

- В понедельник. Они раз в неделю летают.

- Черт! Застрял, значит? Ты представляешь, что с Эммой будет? А Генка? Еще неделю в жабьей шкуре сидеть, - он помолчал, а потом спросил: – А телепортировать ты меня туда не можешь?

- Не могу. У меня привязки нет. Да и не докину я тебя до Питера.

- Ким, ты хочешь уехать? – испуганно спросила Шушха.

- Не хочу, маленькая, но надо. Надо расколдовать Генку.

- А как же я?

- А ты пока с Иоанном останешься. Он тебя научит человеком быть, - Ким ехидно покосился на волшебника, но тут же серьезно спросил: - А может, до Москвы докинешь? Оттуда самолеты все время летают.

- И до Москвы не докину, - вздохнул Иоанн. - Телепортация – это хобби. Я ее вообще только здесь освоил, когда этот дом себе построил. У меня привязка только на мою квартиру в Барнауле, на этот дом и на буддийский храм на монголо-китайской границе.

- А еще маг тринадцатого уровня! – фыркнул Ким.

- Ну, можешь пойти и сброситься по этому поводу с веранды, - резко бросил целитель. - Там обрыв метров шестьдесят. А я тебя потом по кусочкам соберу. Это я умею. Даже с того света верну, если слишком уж далеко не убежишь.

- Ладно, прости, - Ким протер лицо ладонями. - Просто я не спал почти двое суток. Да еще случилось столько всякого. Эмма… Генка… Теперь вот Шушха еще.

- А что – Шушха? - встрепенулась девочка.

- Ничего, маленькая, - успокоил Ким. - Ты же знаешь, я тебя никому в обиду не дам.

- Знаю, - доверчиво улыбнулась она.

Волшебник посмотрел на них и покачал головой. Потом хлопнул ладонями по столу.

- Вот что, мальчики, девочки. Поздно уже. Давайте-ка, я вас спать уложу, - Иоанн поднялся. - Как тут у вас говорят, утро вечера мудренее. У нас есть три дня до ближайшего наложения. Будем думать, как связаться с Эммой отсюда. Больше нам все равно ничего не остается.


ИНТЕРЛЮДИЯ
- Ну, где он там? – нетерпеливо заерзал человек.

- Не знаю. Драконам виднее, - равнодушно пожал плечами гном и, покосившись на друга, спросил: - Зачем вы оба полезли в петлю? Разве вам было мало того, что они попросили?

- Ты не понимаешь, - отмахнулся тот, кого звали Ином.

- Разумеется! Чуть что, так до меня хуже всех доходит, - обиженно пробурчал Дар.

- Я не к тому, - человек поморщился. - Вот ты же отказался от своих будущих детей.

- При чем здесь это? – опешил гном. - Они попросили не так уж много. И от своих детей я не отказывался. Просто они не пойдут по моим стопам, не станут магами. Ну и что? Разве большинство гномов не живут в горах, не учатся мастерству и не создают прекрасные вещи? Я не лишил своих детей права выбора.

- Но ведь их будут растить другие.

- У нас это нередко бывает, - Дар пожал плечами.

- Это ты сейчас так думаешь, - сочувственно изрек человек, - а пройдет время, и ты захочешь жениться и будешь любить своих детей еще до рождения, а растить их не сможешь.

- Пройдет время и клан женит меня по любому, - фыркнул гном. - Моих свободных деньков лет на сорок – пятьдесят осталось, не больше. А ты представь, сколько других я смогу обучить за это время. Поверь, они не попросили много. И то, что они попросили за мастерство, мне даже нравится. А вот ты испугался, Ин.

- А ты бы не испугался? Я ведь знаю, как это, - вздохнул человек.

- Так зачем же ты полез в петлю? – совсем растерялся его друг.

- Я не хочу терять, Дар. Я больше не хочу терять.

- Прости... – гном, наконец, понял, о чем речь, и потупился. - Где же Нат?

- Вот тоже нарвался... – задумчиво произнес человек. - Знать бы еще на что именно.

- А ты не знаешь?

- В смысле?

- Не знаешь, кто является Хранителем знаний драконов в нашем мире? – неверяще переспросил Дар.

- Нет... Я же не гном. Это вы больше всех знаете о драконах. А что? Они не превратят его в какой-нибудь свиток или фолиант?

- Они не колдуют, Ин... А Нат, он точно не знал? Хотя, он же сказал... А им не соврешь, - гном хмыкнул, а потом начал тихо смеяться.

- Да что с тобой?! – не выдержал Ин.

- Ты не поверишь! Нат нарвался больше всех! А я-то еще не мог понять, что с ним. А он просто не знал!

- Дар, да о чем ты?! Что они такое с ним сделают?

- Они превратят его... – гном сделал страшные глаза и почти прорычал, - в кошмарное чудовище, - он развел руки и согнул пальцы на подобии когтистых лап, - он станет страшным и ужасным... – Дар снова зарычал и, выдержав эффектную паузу закончил: - Ректором Университета!

- Что?!

- Я же говорю, он нарвался, - хихикнул гном.



- Он не сможет... Не выдержит... – растеряно протянул человек.

- У него не будет выбора, Ин. Разве ты не понимаешь?

- Черт!

За спиной раздались шаги, и через пару мгновений оборотень плюхнулся на траву рядом с друзьями.



- Уже знаете? - мрачно спросил он.

- Дар объяснил.

- Ты сам виноват, - ответил гном. - Куда лез?

- Ты не понимаешь, Дар, - отмахнулся полиморф.

- Ну, вот опять, чуть что, так я самый тупой.

- Не тупой, а тугодум, - поправил Ин.

- Хватит, - Нат мрачно посмотрел в небо. - Нас втравили, господа, в отвратительную авантюру.

- Какую? – лениво поинтересовался человек.

- Не могу ничего сказать, - хмыкнул оборотень. - Увы. Привыкайте.

- К чему?

- Верить мне на слово.

- Делать мне больше нечего! – фыркнул гном.

- Брось, Дар, кончились наши золотые денечки розыгрышей и проказ, - ностальгически изрек полиморф.

- Ты так говоришь, как будто уже узнал все тайны мироздания, - подколол Ин.

- Не все, - вздохнул Нат, - но о судьбе трех пешек мне кое-что сообщили.

- Не скажешь? – подумав, спросил Дар.

- Не смогу. Печать.

- Уже? – изумился человек.

- Сразу и постарались, - зло выплюнул оборотень и, нахмурившись, решительно добавил: - Но я что-нибудь придумаю.

- Еще никто не мог перехитрить королев, - проворчал гном.

- Я попробую, - без тени сомнения заявил Нат.

- Разумеется, ваше высочество! – скривился Ин.

- Не язви, - беззлобно огрызнулся оборотень и, подумав, сказал: - Знаете, кое-что я могу вам сообщить.

- Например? – в голосе человека прорезалось любопытство.

- Помните старую примету «Черный дракон в небе – к большим переменам»? – он покосился на товарищей, дождался утвердительных кивков. - Так вот, это правда.

- Утешил! – фыркнул гном.

- Когда-нибудь пригодится, - вздохнул человек.

- Умница, - похвалил оборотень, - только помни об этом.

- Угу! Всю оставшуюся жизнь.

Несколько минут они молчали.

- Ин, ты же гений исцеления, - полиморф повернулся к человеку, - не хочешь полечить Сирано Ректора?

- А что, все так плохо? – удивился Дар.

- Меня к нему и близко не подпустят, - ответил Ин.

- Черт, как все не вовремя! – оборотень в сердцах ударил кулаком по траве и ястребом взлетел в небо.

- Совсем плох, - вздохнул гном, провожая птицу взглядом.

- Знаешь, Дар, сдается мне, что больше всех нарвался именно ты, - в голосе человека отчетливо слышалось ехидство.

- Почему?

- Потому что никак не защищался.

- Это ты о чем? – Дар совсем растерялся.

- А как ты думаешь, кого Игнатий Ректор в первую очередь посадит на место проректора по воспитательной части?



- О, нет! – простонал гном, - Я не дамся!

- Попробуй, - хмыкнул человек.
с. 1