• скачать файл

Рассказ на внеконкурс «И пришел Дракон…»

с. 1
Рассказ на ВНЕКОНКУРС «И пришел Дракон…»

Автор: Book
СИЛА ВЕРЫ

«…А ты силен в своей вере?»

Терри Пратчетт «Carpe Jugulum»
– Чем могу вам помочь?

Библиотекарь прищурился и внимательно взглянул на вошедшего, по виду студента. Парень стеснительно окинул взглядом стеллажи с книгами и поправил очки.

– Я пишу курсовую работу о драконах, – неуверенно произнес он. – Можно конечно воспользоваться фэнтези романами, но …

– Но вам это не интересно. Хочется чего-нибудь реалистичного, основанного на древних легендах? – спросил библиотекарь.

– Да, – уже увереннее ответил молодой человек.

Старик вздохнул и открыл большой деревянный шкаф. Внимательно осмотрев содержимое полок, он достал свиток и аккуратно развернул пожелтевший пергамент. Вверху большой черный дракон, а рядом юноша с книгой в руке.

– Историки изучили свиток и пришли к выводу, что это подделка, – усмехнулся в густую седую бороду старик. – Мое мнение расходится с официальной наукой, но вряд ли я докажу, что описанные события происходили в реальности.

Он положил свиток на стол и только сейчас парень почувствовал необычный запах, разнесшийся по библиотеке. Глаза заслезились, и он достал носовой платочек.

– Улавливаете, молодой человек? – библиотекарь загадочно улыбнулся. – Это запах очень редкого растения, некогда использовавшегося для отпугивания злых демонов, болезней и драконов.

– Вы верите, что драконы существовали? – студент закашлялся.

– Можно верить, можно не верить, решите это сами, – старик подвинул посетителю тяжелый деревянный стул. – Не боитесь столкнуться с настоящим чудовищем?

Парень несколько секунд внимательно вглядывался в текст.

– Латынь, – облегченно вздохнул он.

– Это хорошо, что вы ее освоили. У меня много интересного именно на латыни. С собой свиток не дам, но здесь можете трудиться хоть всю ночь. Как?

Студент кивнул и осторожно дотронулся до реликвии. Словно неведомая сила влилась в его вены, помчавшись со скоростью курьерского поезда и вызвав легкое головокружение. Он присел на стул и начал читать …


«…Хвала и слава Господу нашему, не покинувшему в беде детей своих.

Не оставившему нас своей милостью и не отдавшему нас на растерзание чудовищу. Аминь.»

Олав «Напутственная молитва»
Погожим осенним утром, когда крестьяне только-только привезли на городской рынок свежее молоко, во дворе замка было шумно и людно. Лучшие копейщики и лучники пришли по зову Всемилостивейшего герцога нашего Уильяма Торстейна, чтобы поймать и посадить на цепь Черного дракона. Уже много месяцев крестьяне жаловались на нападения чудовища, пожирающего скот и сжигающего пламенем из чрева своего посевы ячменя и пшеницы.

Мне, Альву, шестнадцати лет от роду, выпала честь запечатлеть эту историю на пергаменте, дабы потомки узнали о славных делах Его Светлости. Имя свое я получил за заостренные уши и, если бы не герцог, гореть мне на жарком костре Святой Инквизиции. Второй год я служу при герцоге летописцем, и этот славный поход стал для меня первым.

Чудовище часто видели рядом со Змеиными скалами, о которые разбивались холодные морские волны. Немало грозных норманнов, идущих на нас войной, нашли здесь свою смерть, попав в пасть Великого морского змея или разбившись о каменную твердь.

Святейший епископ Олав благословил нас, но не примкнул к походу, сославшись на пошатнувшееся здоровье. Мне же он дал серебряное распятие и большой пучок священной травы лавии, общепризнанного средства для отпугивания нечисти. Герцог не стал уговаривать Олава идти с нами, ибо отношения в последнее время между ними сильно испортились. Причина этого мне не ведома. Ни герцог, ни епископ ничего об этом не сказывали. Лишь выражение лица Его Светлости свидетельствовало о крайнем недовольстве при появлении епископа. Его Святейшество при этом молчал и натянуто улыбался.

Придирчиво осмотрев воинов и по-отечески кивнув мне, герцог вскочил на черного вороного коня, подаренного королем по случаю недавней годовщины свадьбы. Всемилостивейшая леди Анна, выглянув из окна замка, помахала алым шелковым платочком, посылая нам удачу и везение в трудном походе. Герцог выхватил из ножен сверкающий меч и поднял его над головой.

– Слава Торстейнам! – прокричали воины.

– Слава, слава, слава! – повторили слуги и жители, пришедшие проводить войско на праведную битву.

Его Святейшество благословил воинство, и я трижды перекрестился. Несмотря на неприязнь герцога к епископу, у меня с Его Преосвященством были дружеские отношения. Не раз Олав давал дельные советы как друг и как наставник. И врачеватель он был отменный, приправляя лекарства молитвами Господу нашему.

Епископ едва заметно подмигнул мне и показал взглядом на пучок чудодейственной травы, намекая, чтобы я не потерял грозное оружие против нечисти. Громко тупочя коваными сапогами войско медленно выплывало из ворот замка. Герцог сердито глянул на меня, и я поспешил последовать за солдатами. Только Господь знал, вернусь ли я назад иль сгину в пасти чудовища.

Дождей в этом месяце было мало, и потому наш отряд быстро продвигался вперед, распевая победные песни о богатой добыче и славе, ждущей впереди. Его Светлость всю дорогу молчал, предаваясь размышлениям.

Запах лавии вскоре стал совершенно невыносимым. Начали слезиться глаза и появился кашель, потому я спрятал чудо траву в дорожную сумку, болтавшуюся на моем худом плече.

– Альв, – обратился ко мне здоровила копейщик Галахад, известный своим дебоширством в городских тавернах и жульничеством при игре в кости. Не раз Его Светлости приходилось «вытаскивать» копейщика из цепких лап разъяренных собутыльников, которых тот обманул. Лишь безграничная преданность герцогу и высокое ратное мастерство в битвах спасали Галахада от позорного изгнания со службы.

Я дружески кивнул в ответ, пытаясь сообразить, что он затеял на этот раз. Копейщик протянул мне мех, сильно пахнущий элем, и подмигнул. Герцог как раз смотрел в нашу сторону, и потому я отрицательно замотал головой.

– Галахад! – грозный окрик Его Светлости заставил копейщика вздрогнуть.

Лицо солдата мгновенно приняло ангельское выражение, а мех с элем вернулся на свое место, повиснув на широком плече.

– Мне не нужна пьяная армия, – назидательно произнес Торстейн, пристально глядя на провинившегося. – Мне нужны победители!

Всю дальнейшую дорогу Галахад молчал, глядя себе под ноги и пиная сапогом изредка попадавшиеся камни.

К вечеру мы добрались до Змеиных скал. Предстояло разбить лагерь и подкрепиться плотным ужином. С моря задул порывистый ветер, пригнавший свинцовые тучи. Несколько раз сверкнула молния, и закапал мелкий дождь. Я достал пергамент и стал подробно описывать начало похода, не забывая прославлять Господа нашего и Его Светлость, всемилостивейшего герцога Торстейна.

– Молодец, Альв, – дружески хлопнул меня по плечу неслышно подошедший герцог. – Наши потомки должны знать все об этом великом походе. Время стирает из памяти события, и только пергамент хранит их дольше наших жизней. Когда вернемся, передашь летопись Олаву, и пусть его бездельники монахи размножат твое творение. А ты получишь от меня щедрое вознаграждение.

Несмотря на грубые манеры и жесткость, а временами даже жестокость, у Его Милости была светлая голова. Природный ум его и сообразительность с лихвой компенсировали нехватку образования. Не зря король приглашал его на все военные советы, предшествующие походам.

Сидя у костра, я и не заметил, как на землю опустилась ночь. Его Святейшество дал мне книгу, над которой он трудился последний год, намекнув, чтобы я не показывал ее герцогу. Пробежав глазами начало, я понял, что это история о двух братьях. Читать у костра ее я не решился, но по возвращении обязательно ею займусь.

Герцог дал команду затушить все костры, и отряд двинулся к самой большой пещере, где, возможно, жил дракон. Его Светлость спешился и шел рядом со мной, поручив коня оруженосцу. Подъем в гору участил мое дыхание. При каждом звуке из темноты сердце замирало от страха, а воображение рисовало огромное чудовище, извергающее пламя на нас. На небе появилась багрово-красная луна, осветившая скалы и не предвещавшая ничего хорошего.

Пещера появилась перед нами совершенно неожиданно, дохнув своей огромной черной пастью. Герцог отправил двух разведчиков внутрь, а мы тем временем начали разворачивать огромную сеть, сплетенную из самых крепких веревок. Предстояло накинуть ее на дракона, лишив чудовище возможности двигаться и пустить в ход свой длинный хвост и когтистый лапы. Никто и не предположил, что дракон, как и мы, не спит в эту ночь. Ни у кого и мысли не возникло, что именно сейчас он может вернуться в свое логово. Поэтому никто не смотрел в противоположную от пещеры сторону.

Громкий кашель за спиной заставил меня вздрогнуть. Слишком уж громкий. Стоявший передо мной лучник обернулся, и его лицо исказилось страхом. Солдаты бросили сеть и быстро образовали строй, закрывшись щитами и выставив вперед копья. Наверное, мне уже надо было бежать со всех ног, но тут я почувствовал горячее дыхание на затылке. Медленно повернул голову и встретился взглядом с большими янтарно-желтыми глазами чудовища.

Вы когда-нибудь смотрели в глаза дракону? Страх почти парализовал мое тело, и я стал медленно пятиться к пещере. Видимо дракон в тот вечер плотно поужинал. Чудовище открыло пасть и сладко зевнуло. Мой боевой дух ушел в пятки, и я помчался, как быстрый весенний ветер, едва касаясь ногами земли. Герцог взмахнул рукой, и лучники дали первый залп по чудовищу. Стрелы отскакивали от дракона, как от скалы, издавая цокающие звуки. Брошенное Галахадом копье также не произвело на дракона никакого впечатления. Строй солдат стал медленно отступать к пещере. Зажженные факелы осветили вход в логово чудовища.

– Альв! Хватай свои книжки и двигай вглубь, – прокричал мне на ухо Его Светлость.

Дракон медленно шел на нас, разинув ужасную пасть.

– Щиты! – заорал герцог, ожидая извержение огня чудовищем.

Тут дракон громко заревел, подняв голову к небу.

Медлить было нельзя, и мы быстро побежали по скальному коридору, ведомые теми самыми двумя разведчиками. Кто бы мог подумать, что логово такое огромное!

Проход сильно сузился, и наша армия перешла на шаг. Откуда-то повеяло запахом дыма, но в тот момент мы не придали этому значения. А зря! Олав всегда учил меня замечать мелкие детали и находить их взаимосвязь с событиями вокруг. Каменный коридор стал расширяться и вскоре, мы очутились внутри огромной ниши. При тусклом свете факелов нашему взору предстали многочисленные раздробленные и обглоданные кости разбросанные по полу. Жуткий смрад поверг меня в ужас. Разум помутился, и я, покачнувшись, присел на большой камень. Ждет ли нас участь этих несчастных, или нам суждено найти выход из смертельной западни?

Герцог толкнул сапогом одну из костей и громко рассмеялся.

– Испугался, Альв? Вот они пропавшие коровы!

Я пригляделся и действительно! Повсюду валялись кости скота, преимущественно коров, но были и овечьи.

– Как такой огромный дракон прошел по такому узкому коридору?

На этот раз Его Светлость обращался непосредственно ко мне.

– Он использует магию и колдовство, сир! – предположил я.

– Может быть, может быть, – задумчиво произнес герцог.

Ответом стал пронзительный рев дракона.

– Он не один! – осенило герцога.

Значение этих слов мы поняли позже, а сейчас все думали только об одном: как выбраться из пещеры.

Знакомый запах эля вывел меня из оцепенения. Галахад приложился к меху и сидел с довольным видом, прислонившись спиной к камню. Герцог не обратил на него ни малейшего внимания, нервно меряя шагами каменный пол.

– Будешь? – коротко спросил копейщик.

Я сделал большой глоток эля.

– Не стесняйся, тут все свои, – в полумраке подмигнул Галахад.

На этот раз я как следует приложился к меху, и мне действительно стало лучше. Серебряное распятие на груди сверкнуло отблеском факелов, и в голове появилась свежая мысль. Слово, слово божье! Вот то, что поможет нам победить чудовище! Взяв в одну руку пучок лавии, а в другую распятие, я двинулся по коридору пещеры. Поначалу никто не обратил на меня внимания.

Дракон дремал, но услышав мои шаги, поднял голову. Два огромных желтых глаза светились в полумраке, изучая странное приближающееся существо с пучком травы и серебряным крестом. Вера придала мне сил, и я подошел к дракону вплотную.

– Изыди мерзкое чудовище! Вернись назад в мир тьмы и проклятия. Славен и всемогущ Господь наш! Не бросит он в беде детей своих. И да поможет победить врагов наших. Аминь! – я трижды перекрестил дракона серебряным распятием.

Чудовище несколько раз моргнуло, а затем, принюхавшись, потянулось к моей руке. Огромный шершавый язык выхватил из ладони пучок лавии, мгновенной исчезнувший в большой пасти. Дракон сочно прожевал волшебную траву и довольно хрюкнул, ласково потершись головой о мое плечо. В этот момент моя храбрость закончилась, и я стоял, боясь даже пошевелиться.

– Так я и думал! – прозвучал торжествующий возглас герцога позади меня.

Солдаты изумленно смотрели на дракона, спокойно лежавшего рядом со мной и не проявлявшего ни малейших признаков враждебности.

– Этот зверь совсем не опасен, а вот …

Не успел герцог договорить, как снаружи пещеры послышались осторожные шаги.

Солдаты погасили факелы, и мы притаились за большой каменной глыбой. Осторожно ступая, в пещеру вошел человек в монашеской рясе с опущенным на лицо капюшоном. Дракон поднялся и стал обнюхивать незнакомца.

– Проголодался, Магнус? – вошедший погладил чудовище и бросил на пол большой мешок.

По команде герцога двое солдат выскочили из-за камня и схватили незнакомца. При свете вновь зажженных факелов мы увидели лицо чужака, заросшее и испещренное глубокими шрамами. На лбу его «красовалось» клеймо каторжанина. Его Светлость вынул меч и приставил острие к горлу разбойника.

– Это ты угонял скот и жег посевы?

Незнакомец испуганно заморгал глазами и упал на колени.

– Пощадите меня Ваша Милость!

– Казнить его! – коротко приказал герцог.

Солдаты потащили разбойника к выходу.

– Ваша Милость! Я не мог иначе. Меня заставили! – донесся жалобный всхлип.

Герцог сделал солдатам жест остановиться и подошел к разбойнику.

– Кто тебя заставил?

– А вы сохраните мне жизнь? – со слезами на глазах произнес незнакомец.

– Слово Торстейна, но ты вернешься назад на каторгу!

– Это … епископ Олав, – тихо сказал разбойник.

***


Назад мы шли в полном молчании. Впереди вели разбойника с крепко связанными за спиной руками. Его Светлость ехал рядом. Следом, переступая огромными когтистыми лапами, шагал дракон, ведомый мною за длинную веревку. Чудище оказалось не опаснее коровы, и никакого огня оно не извергало. Пока не извергало. Дракон покорно дал застегнуть на себе кожаный ошейник с гербом Торстейнов и с удовольствием доел остатки лавии. Пару раз он пытался улечься спать, но силою молитв и священным распятием мне удалось заставить его идти.

Множество жителей города выбежали нам навстречу. Дети испуганно прятались за спинами матерей. Истошно лаяли собаки, пытаясь укусить Магнуса, и солдатам пришлось отгонять их копьями. Особенно эффектно смотрелся я, ведущий на поводке черное чудовище, смотревшее огромными желтыми глазами на маленьких людишек. В замке Магнусу выделили одну из пустовавших конюшен, а меня назначили его пожизненным смотрителем.

Олава так и не нашли. Незадолго до нашего возвращения он уехал к архиепископу, но и там его не оказалось. Поговаривают, что епископ отправился далеко на север, куда не распространялась власть короля нашего. Я до сих пор вспоминаю своего наставника и никак не могу понять, что толкнуло его на черные деяния?

А нам тем временем прислали нового священника по имени Томас. Большой и грузный, с вечной улыбкой, любитель эля и хорошо приготовленной телятины, святой отец быстро нашел общий язык с герцогом. По окрестностям прошел слух, что один взгляд Магнуса дает силу воина новорожденным, и к нам потянулся люд. Со всех пришедших, конечно, брали плату в казну герцога.

Каждый день я выводил дракона во двор, заполненный женщинами с маленькими детьми на руках. Томас благословлял их всех, говоря, что дракон такая же божья тварь, как и мы. Магнус внимательно слушал его и моргал огромными желтыми глазами, с аппетитом пережевывая лавию. Для засева чудо-травой, Его Светлость выделил из своих угодий большое поле, дабы наш дракон не испытывал нужды в любимом лакомстве.

Вскоре в замке побывали король и архиепископ. Его Святейшество дал согласие крестить Магнуса, и вскоре дракон получил новое имя – Якоб, что не мешало мне продолжать называть его Магнусом. Его Светлость герцог Торстейн добавил изображение дракона на свой фамильный герб, а меня, в качестве обещанной награды, посвятили в рыцари.

По прошествии месяца после описанных событий я вспомнил о книге Олава. Начав читать вечером, не смог оторваться и просидел до восхода солнца. Их было двое. Два брата, один из которых незаконнорожденный. Старшему досталось все: титул, замок, земли, воинство и слава. Став совершеннолетним, он изгнал младшего. Изгнанник, после долгих скитаний, попал в монастырь, где получил образование и посвятил себя служению Господу нашему. Вернувшись через много лет, он стал епископом.

Вот почему Олав просил, чтобы я не показывал книгу герцогу. Это история братьев Торстейнов. Но что направило Олава на путь мщения и почему именно таким образом? Мне этого уже не понять. И разве добро и вера в Господа нашего не является всепобеждающим и самым сильным оружием в борьбе со злом? Где-то, в какой-то момент Олав свернул с пути истинного и поддался чувству мести. Но я всегда буду помнить его как своего учителя и наставника. А книгу я буду хранить и завещаю своим потомкам, дабы помнили они, как велика сила тьмы и как легко сбиться с пути истинного. Пусть это послужит им хорошим уроком. Книгу прилагаю к письму этому. Хвала и слава Господу нашему, дающему радости жизни и укрепляющему нас в вере своей. Аминь.



Альв, рыцарь Черного дракона.
Хлопнувшая входная дверь заставила молодого человека вздрогнуть. Библиотекарь, улыбаясь, смотрел поверх очков.

– Есть какие-нибудь соображения?

Студент что-то пробормотал и громко чихнул.

– Лавия очень полезна, как средство от простудных заболеваний. Я консультировался у врача, – старик приподнял большую коробку и осторожно поставил ее на стол. – Столько перебрать еще нужно, а здоровье, совсем никудышнее.



– Может быть, я помогу?

– Может быть, может быть, – старик устало присел на стул рядом. – Платят у нас очень мало, но зато интересно. А вы как считаете?
с. 1